Home Articles Неизвестный Семирадский. По материалам экспертной практики Третьяковской галереи

ArtLab

JA slide show

Неизвестный Семирадский. По материалам экспертной практики Третьяковской галереи

There are no translations available.

Название нашего доклада имеет двоякий смысл. Во-первых, это представление коллегам произведений Семирадского, известных ранее в монографиях и журналах конца ХIX – начала ХХ веков, в частности, в наиболее полной по настоящий день монографии С.Левандовского. Некоторые работы считались утраченными, другие никогда не публиковались. Сейчас они оказались доступны для изучения на короткое время благодаря потребностям антикварного рынка в музейной экспертизе, чтобы опять надолго исчезнуть в анонимных частных собраниях, чьи владельцы, как правило, не склонны афишировать свои сокровища. Поэтому так важно успеть зафиксировать, опубликовать оказавшийся в руках экспертов новый материал, который потом может лечь в основу будущих монографий и историй искусства.

Во-вторых, название «Неизвестный Семирадский» подразумевает возможность увидеть благодаря новым сведениям иные «лики творчества» художника, нереализовавшиеся возможности, намеченные, но не пройденные пути развития. Этюды, эскизы, небольшие натурные пейзажи расширяют представления о творческом диапазоне Семирадского, разнообразят однотипный ряд, обычно репродуцируемый в монографических альбомах.

Когда в 90-е годы уже прошлого века антикварный рынок в России стал бурно развиваться, в поле зрения искусствоведов появилось много работ Семирадского, а также огромное количество копий и подделок раннего времени. Семирадский стал пользоваться огромным спросом, особенно среди московских коллекционеров «новой волны». В этой ситуации эксперты Третьяковской галереи оказались в непростом положении, так как в нашем собрании только четыре живописных произведения Семирадского. Эталонного материала нам явно не хватало, но постепенно за эти годы, учась на собственных ошибках, нам удалось собрать содержательную базу данных, позволяющую лучше понимать особенности живописной техники Семирадского, систему его работы. Обобщение этого материала (это рентгенограммы, макрофотографии, съемка в инфракрасных лучах, банк подписей Семирадского и т.д.) – дело будущего. В настоящий момент мы хотим познакомить коллег с рядом интересных на наш взгляд произведений, проходивших через экспертизу Третьяковской галереи в последние годы и составляющих ныне основу нашей эталонной базы данных по творчеству Семирадского. Как нам кажется, этот материал позволит дополнить сложившиеся традиционные представления о Семирадском, уточнить картину его эволюции, прояснить систему работы художника над картиной.

Прежде чем перейти непосредственно к основному материалу сообщения, мы хотели бы поблагодарить наших украинских и польских коллег – Виту Сусак, Петра Шуберта, Дариуша Константинова, а также сотрудников отдела польского искусства Национального музея в Варшаве, за их советы и ценную помощь в экспертной работе. Творчество Семирадского, принадлежащее одновременно польской, украинской и русской культурам, нуждается в объединении исследовательских усилий историков искусства разных стран.

1. «Гонители храстиан у входа в катакомбы». 1874 год.

          Холст, масло. 213х286. Справа внизу подпись:

          H  Siemiradzki Roma 1874

Картина была представлена на экспертизу антикварной фирмой «Наши художники», Москва.

Первое впечатление от этого полотна озадачивало. Поражала свободная, смелая, даже лихая манера, доминанта стихийного живописного начала. Возникали сомнения – не эскиз ли это? Из литературы о Семирадском известно, что картина «Гонители христиан у входа в катакомбы» была написана в Риме. Семирадский присылал ее в Петербург на выставку Академии Художеств 1874 года. Увидевший ее там П.П.Чистяков писал В.Д.Поленову: «… изображение, как говорится в манере Фортуни. Ловко, ярко, грязно, криво, косо и глупо, глупо непомерно,,,». Таким образом, на свой лад, Чистяков подверждал наши впечатления  «эскизной» манеры экспертируемого произведения. Последние сомнения в том, что перед нами та самая картина, которая экспонировалась на выставке 1874 года и известная по литературе, исчезли, когда мы получили ксерокопию воспроизведения картины в издании «Tygodnik ilustrowany» за 1878 (II, s. 248-249).

Биограф Семирадского Ф.И.Булгаков сообщает, что картину купил некто Ивашев. Далее ее следы терялись. Автор одной из последних монографий о Семирадском Павел Климов пишет: «Современное местонахождение картины неизвестно, и она, по-видимому, не сохранилась. И вот в 2001 году картина появилась на одном из московских антикварных салонов. К сожалению, эта картина не была приобретена российскими музеями и осела в московском частном собрании.

Интересно сопоставить «Гонителей христиан» с написанной всего за год до них «Грешницей» (1873, ГРМ), за которую художнику было присвоено звание академика. Дистанция между названными двумя близкими по времени большими работами огромна. При всей блестящей эффектности «Грешницы» - она кажется скованной и сухой рядом с «Гонителями христиан», в ней видны плоды академической выучки и музейных впечатлений, а также оправдавшийся расчет на получение академической награды. «Гонители христиан» - живая импровизация молодого, окрыленного успехом художника, наглядное свидетельство существования возможностей иного развития таланта Семирадского. Но публика и критика оказались не готовы принять столь экспрессивную манеру в большом полотне. Как это ни странно, с Семирадским повторилась ситуация, произошедшая в биографии его антипода – Н.Н.Ге: после успеха «Тайной вечери», получения за картину звания профессора, он пишет «Вестников воскресения» и «Христа в Гефсиманском саду», которые были отвергнуты критикой, что задержало развитие Ге по пути экспрессионизма на двадцать лет.

Картина «Гонители христиан у входа в катакомбы» также интересна соотношением фигур и пейзажа, перенесением центра тяжести в композиции на пейзаж. В будущем такое пропорциональное соотношение фигур и пейзажа станет постоянным в так называемых «античных идиллиях» Семирадского.

2. «Светочи христианства». (Факелы Нерона). До 1876 год.

Эскиз одноименной картины 1876 года из собрания Национального музея, Краков.

Холст, масло. 88х175. Справа внизу подпись:

H  Siemiradzki/

Представлен на экспертизу фирмой «Екатерина».

При экспертизе этого эскиза убедительные живописно-пластические аналогии были найдены в пейзаже Семирадского «Лунная ночь» (1980-е гг., частное собрание), а также в эскизе к неосуществленной композиции «Шествие у стен монастыря» (1880-е гг., частное собр., Москва), уменьшенном повторении картины «Светочи христианства. Факелы Нерона» (1882, частное собрание, Москва).

Работа над картиной «Светочи христианства» шла в течение четырех лет (1873-1876). За это время было написано множество подготовительных этюдов (Национальный музей,

Краков) и серия эскизов. На выставке Семирадского в 1939 году в Варшаве экспонировались три эскиза к картине: 1) из собрания Национального музея, Варшава (59х116, №77601, без подписи); 2) из собрания семьи Семирадского  (38х60, подписной); 3) из частного собрания, Польша (38х60, без подписи). Данный эскиз больше по размерам, наиболее приближен по композиции и деталям к окончательному варианту, но полностью не совпадает с ним. В частности, правая часть композиции с изображением леса «живых факелов» с привязанными к шестам телами первых христиан в эскизе производит более сильное эмоциональное впечатление, чем в самой картине.

3. «Светочи христианства. (Факелы Нерона)». 1882 год.

 

     Авторское повторение одноименной картины 1876 года из собрания

     Национального музея, Краков.  

     Холст, масло. 94х174,5

     Справа внизу подпись:  H  Siemiradzki Roma  1882

     Картина была куплена с аукциона «Bonhams» (Лондон, 25 марта 2004).

     Частное собрание, Москва

 

В 1887 году за картину «Светочи христианства» Семирадский был удостоен звания профессора. В 1879 году художник подарил работу Кракову, и этот дар лег в основу коллекции Краковской Национальной галереи.

Приобретенное на аукционе в Лондоне авторское повторение прославленной картины Г.И.Семирадского «Светочи Христианства. (Факелы Нерона)» принадлежало потомственному чаеторговцу, известному меценату и коллекционеру Д.П.Боткину (1829-1889); как собственность Д.П.Боткина картина экспонировалась на всероссийской выставке 1882 года в Москве. Она входила в состав картинной галереи Д.П.Боткина, размещавшейся в его московском доме (Покровка, № 27). Сведения об этой работе встречаются в книге Ф.И.Булгакова «Наши художники» (С. 153).

Приобретение для российского частного собрания качественного авторского повторения картины, известного по литературным источникам, происходящего из коллекции Д.П.Боткина, - отрадное явление.

Исследования картины позволили уточнить специфику работы Семирадского над копиями собственных произведений. Визуально и при исследовании в МБС и в ИК-спектре виден подробный карандашный (а в отдельных местах и кистевой) рисунок под живопись и характерный для Семирадского уточняющий рисунок тонкой кистью поверх красочного слоя.

Изучение картины в ИК-спектре выявило наличие масштабной карандашной сетки по всей поверхности полотна, нанесенной при копировании. Аналогичная карандашная сетка была обнаружена на картине из собрания ГТГ «Танец среди мечей» (1881) – авторском повторении картины 1879-1880 гг. (местонахождение неизвестно) для московского купца и коллекционера К.Т.Солдатенкова. Масштабная сетка и элементы архитектуры вычерчены графитным карандашом по линейке.

4. «Похороны Руса в Булгаре». 1883-1884 гг.

Эскиз картины, исполненной в 1884 г., находящейся в Государственном Историческом музее в Москве.

Дерево, масло. 31х42,3
Справа внизу подпись: H  Siemiradzki.

На обороте доски удостоверяющая надпись: Я подтверждаю, что два настоящих эскиза написаны моим покойным мужем Генрихом для картин, которые находятся в музее в Москве. 5 октября 1907. Вдова Мария Семирадская» (Подлинник – по-французски).

Представлен на экспертизу галереей «Попов и К», Париж.

Продан на аукционе Кристи в Нью-Йорке 19 октября 2001 года.

Эскиз «Похороны Руса в Булгаре» - одна из находок парижского антиквара Мориса Борюша, владельца галереи «Попов и К». Эскиз связан с одноименной картиной, исполненной художником в 1884 году для Исторического музея в Москве вместе с парной картиной «Тризна дружинников Святослава после боя под Доростолом в 971 году». Судя по удостоверяющей надписи, сделанной в 1907 году на обороте эскиза рукой Марии Семирадской, вдовы художника, существовал парный эскиз ко второй картине для Исторического музея.

В собрании Третьяковской галереи также находятся эскизы Семирадского «Похороны Руса» и «Тризна дружинников Святослава» меньшего размера, фиксирующие самую начальную стадию работы над заказом для Исторического музея в Москве. По сравнению с эскизами из ГТГ эскиз, пришедший к нам на экспертизу из «Галереи Попов», отличается большим количеством фигур и деталей, более подробной разработкой сюжета.

Сюжет «Похороны Руса» основан на тексте арабского автора Ибн-Фадлана, который в качестве секретаря участвовал в посольстве Халифа в Волжскую Булгарию и в мае 921 г. был свидетелем похорон знатного воина-руса в г. Булгаре на Волге. Сюжет видимо был предложен Семирадскому графом А.С.Уваровым.

Композиция эскиза несколько отличается от самой картины. Женщина-старуха («ангел смерти») в эскизе изображена справа, в картине – слева; в эскизе много изображений деревянных языческих идолов, создающих «древнеславянский» колорит; картина же более академична, в ней эти детали отсутствуют. Эскиз выгодно отличается от картины своей красочностью, он написан живо и темпераментно. Звучные сочетания красного и синего, желтого и белого передают атмосферу языческого ритуала. В картине Исторического музея все краски приглушены, холст словно затянут пепельной пеленой. Эскиз выводит нас за рамки привычных представлений о Семирадском как о мастере исключительно «античных идиллий».

Эскизы Семирадского – отдельная страница в его творческой биографии. К.Б.Вениг в воспоминаниях о художнике писал: «… его эскизы всегда награждались первыми премиями. Сам он бывало еще учеником говаривал мне, что эскизы – его стихия, что при компоновке их он чувствует себя как рыба в воде».

5. «Шествие у стен монастыря». 1880-е гг.

Эскиз неосуществленной композиции.

Холст, масло. 24х42. Без подписи.

Представлен на экспертизу фирмой «Кентавр»

Картины с изображением монастырей и религиозных процессий появляются в творчестве Семирадского во второй половине 1880-х годов. Имя Генриха Семирадского, которого современники называли «последним классиком русского искусства», обычно ассоциируется с сюжетами из истории античной Греции и Рима. Между тем диапазон его духовного мира был значительно шире. Семья Семирадских сохраняла католическое вероисповедание. Впервые оказавшись в Риме в 1872 г.  Семирадский устремился на аудиенцию к папе римскому (Пию IX). Художник получил его благословение, и таким образом освятил медальон, который послал своему отцу в запечатанном конверте. Тем самым, писал Семирадский родителям, благословение главы католической церкви должно было распространиться на всю семью вплоть до третьего колена. Возвышенный строй монастырской жизни, гармония природы и архитектуры католических монастырей Италии, красота величественной панорамы, открывающейся с высоты монастырских стен вдохновляли Семирадского.

Другой стереотип представлений о творчестве Семирадского связывает его с кругом залитых солнечным светом пейзажей, на фоне которых разворачивается действие его «античных идиллий», хотя передача таинственной атмосферы ночи не менее привлекала художника. Известно, что знаменитое монументальное полотно «Светочи Христианства. (Факелы Нерона)» (1876, Национальный музей, Краков) задумывались первоначально с ночным освещением; в атмосферу ночного пейзажа погружены герои картин «Римская оргия блестящих времен цезаризма» (1872, ГРМ), «Оргия времен Тиберия на острове Капри» (1881, ГТГ), «Ночь в Помпее. Светлячок» (1883-1883, частное собрание). Эскиз «Шествие у стен монастыря» продолжает этот ряд.

Эскиз экспонировался на выставке Семирадского 1939 года в Варшаве под названием «Процессия».

6.  «Пастушок, играющий на свирели».

          Холст, масло. 50,5х88.

          Подпись внизу на камне слева: H. Siemiradzki pinx.

          Картина представлена на экспертизу Ассоциацией искусствоведов, Москва.

С этой работой связана своего рода детективная история. Картина была приобретена в Дюссельдорфе на аукционе. В правом нижнем углу стояла подпись некоего немецкого художника, подпись Семирадского была замазана и обнаружилась во время реставрации. По сведениям владельца «Пастушок» был ввезен в Германию из России в качестве трофея.

Картину «Пастушок, играющий на свирели» можно отнести к жанру «идиллий» Семирадского, но в то же время она сильно отличается от них. Солнечный полдень здесь сменяется догорающим вечером. Солнце зашло, все краски приглушены, мелодия свирели и мелодия вечереющей природы дополняют друг друга. Почти монохромный колорит, построенный на сочетании голубых, серых, зеленых и коричневых оттенков – не часто встречающийся вариант колористического решения в творчестве Семирадского.

Эта красивая гармоничная работа ранее не была известна. Она никогда не воспроизводилась и не упоминалась в литературе о художнике.

7. «Портрет молодой римлянки». 1889 год.

         Холст, масло. 39,8х31,6

         Слева на фоне надпись: H Siemiradzki Roma. 1889.

         Представлен на экспертизу галереей «АВС».

«Портрет молодой римлянки» представляет собой портрет-тип с элементами костюмирования: прическа и украшения отсылают к эпохе поздней античности, любимой Семирадским. Среди наиболее близких стилистических аналогий можно назвать «Цыганку» и «Гречанку» (1877, Львовская картинная галерея), «Портрет римлянки» (1890, Региональный гос. фонд поколений Ханты-Мансийского округа), «Тени волос» (Нижнетагильский музей изобразительных искусств).

Портрет написан очень жидкой краской, сквозь тонкий красочный слой просвечивает текстура холста. Этот прием подчеркивает нежность кожи юной модели. На фоне тонкослойной живописи выделяются написанные сочным фактурным мазком зеленые бусы и золотые серьги. Одежда и локоны на плечах дорабатывались позднее «сухой кистью», тогда же была поставлена подпись.

8. «Вазописец». Конец 1880-х – начало 1890-х гг.

          Холст, масло. 55х100

          Подпись справа внизу: H Siemiradzki

          Представлена на экспертизу М.Гварамадзе.

 

Эта очередная «идиллия» Семирадского воспроизведена в монографии С.Левандовского (с. 31), а также в «Tygodnikie ilustrowanym» за 1902 (II, s. 708). Она фигурирует в списке работ Семирадского, составленным Петром Шубертом, где датируется 1892 годом. Картина продавалась в Кракове в 1997 году на первом аукционе «Sztuka». В аукционном каталоге она датирована «около 1888 года». Два года назад картина появилась на одном из московских антикварных салонов, затем осела в частном собрании в Москве.

Картина реставрировалась, прошла дублировку на вакуумном столе, что несколько изменило характерную фактуру Семирадского.

      9. «Утром на рынок». Конец 1890-х гг.

           Холст, масло. 76х126.

           Подпись слева внизу:  H  Siemiradzki

           Представлена на экспертизу галереей «Старинный интерьер».

Работа с фондом фотографий работ Семирадского в фототеке Третьяковской галереи, помогла установить, что картина первоначально названная нами «Осень. Праздник урожая. Сцена из античной жизни» уже была в стенах Третьяковской галереи, более того – вошла в каталог музея 1952 года (с.389) под названием «Утром на рынок» и получила инвентарный номер (Инв. №27636). Она входила в состав коллекции известной исполнительницы русских народных песен Лидии Руслановой. Картина Семирадского попала в фонды Третьяковской галереи вместе со всем собранием Руслановой, когда в 1948 году она была репрессирована, а ее имущество конфисковано. После реабилитации Л.А.Руслановой в 1953 году все картины были возвращены владелице. Сравнение фотографии из фототеки ГТГ и самой картины говорит о неблагополучных условиях ее дальнейшего существования. Холст долго хранился без подрамника, старый подрамник с инвентарными номерами ГТГ утрачен. Картина прошла реставрацию, имеются множественные реставрационные тонировки.

10. «Игра в кости». 1899 год.

             Холст, масло. 88,5х141,5

             Слева внизу подпись:  H Siemiradzki pinx Roma

             MDCCCXCIX.

Картина поступила на экспертизу в Третьяковскую галерею из московского частного владения. После проведения тщательной экспертизы она была приобретена в галерею в июле 2002 г. После незначительной реставрации, а также изготовления новой рамы по старым образцам, картина вошла в постоянную экспозицию зала академической живописи музея.

На картине есть подпись и дата «1899». Подпись лежит под лаком, разрывается общим с живописью кракелюром старения, одновременна живописи, нанесена по сухому красочному слою материалом с палитры картины, соответствует автографам художника, сомнений в подлинности не вызывает. Но в монографии С.Левандовского, где на стр. 101 воспроизведена картина «Игра в кости» стояла дата 1895 год. Мы были уверены в том, что это ошибка, но тем не менее для подтверждения нашего мнения обратились к польским коллегам.

Оказалось, что картина значится в списке Петра Шуберта, автора биографии Семирадского в «Словаре польских художников» (находится в печати), под номером 161. П.Шуберт также считает дату Левандовского ошибочной. Альфред Высоцкий, посетивший в 1899 мастерскую Семирадского в Риме, сообщает, что картина была тогда почти закончена. Семирадский размышлял над названием картины и сказал Высоцкому: «Может быть назвать ее «Игра в кости»? Эта работа экспонировалась на международной выставке в Берлине в 1900 году. Она воспроизведена в каталоге выставки. Далее следы ее терялись. В частности, «Игра в кости» не участвовала в посмертной выставке Семирадского в 1903 году в Варшаве. Вероятно, она была продана после берлинской выставки частному лицу.

Сравнительный анализ полотна «Игра в кости» и эталонных работ Г.И.Семирадского показал идентичность стилистических и технологических особенностей живописной манеры. Визуально и при исследовании в микроскоп виден карандашный рисунок под живопись и характерный для Семирадского уточняющий рисунок тонкой кистью поверх красочного слоя. «Игра в кости» обнаруживает большое разнообразие живописных приемов, характерное для лучших работ Семирадского: торцевание, работа мастихином, процарапывание по сырому черенком кисти.

Исследование картины выявило наличие авторских доработок и переработок композиции, свидетельствующих о творческих поисках художника. Изучение уже довольно большой группы работ Семирадского в течение последних десяти лет позволяет сделать вывод о том, что Семирадский работал одновременно над несколькими картинами, оставлял, затем через некоторое время возвращался к той или другой, дополнял, уравновешивал композицию, усиливал акценты. Технико-технологические исследования корректируют миф о блестящем художнике-виртуозе быстро работавшем, удовлетворяя потребность желающих украсить свои особняки его полотнами. «Игра в кости» написана в конце творческого пути (через три года художник уйдет из жизни), уже созданы сотни больших и малых холстов, но, тем не менее Семирадский ищет наилучшее решение, не прибегая к буквальным самоповторениям.

«Игра в кости» представляет собой тип так называемых «античных идиллий» Семирадского, таких как «Рим. Деревня» ( Нижегородский художественный музей), «Отдых» (1896, Львовская картинная галерея), «Талисман» (Нижегородский художественный музей), «Опасный урок» (Переяславский историко-художественный музей), «У источника» (1898, Львовская картинная галерея), «Сбор урожая») (частное собрание, Москва) и др. В этих пейзажах большую роль играет залитый солнцем пейзаж с панорамным видом на горы и голубую воду залива, создающий атмосферу вечного праздника жизни древних римлян в окружении прекрасной природы. «Игра в кости», написанная в последние годы жизни Семирадского, демонстрирует уверенное мастерство художника, лучшие качества его дарования – талант пейзажиста, мастерство в изображении мраморной скульптуры, сложность светотеневой разработки, разнообразие фактурных приемов. Следует также отметить присущую «Игре в кости» свежесть и звучность колорита, особую «открытость» цвета, свойственную поздним работам Семирадского.

Долгие годы существовал негласный запрет на приобретение работ Семирадского, идущий якобы от основателя галереи П.М.Третьякова. Мы рады, что это табу, несправедливое по отношению к уровню таланта этого мастера, удалось преодолеть.

Т.Л.Карпова, Л.И.Гладкова
Государственная Третьяковская галерея, Москва                                   

 

Partners



 

 
 
 
 
 

 




Popular papers

Package of documents

Signal | Express | Standart | Complex | Test | Passport | Insured accident |

Contacts

BSTE Art-Lab
Tеl: +38 (044) 2723745
Email: info@art-lab.com.ua
Сайт: www.art-lab.com.ua