Home Статьи Графика Л. Бакста (1866-1924). Оригиналы, копии, подделки

ArtLab

JA slide show

Графика Л. Бакста (1866-1924). Оригиналы, копии, подделки

Популярность творчества Бакста была велика еще при жизни художника. Он выставлялся многократно как в России, так и за рубежом. Тогда же началось коллекционирование его произведений.

В одном из писем Бакст сообщил, что продает все свои вещи немедленно после выставления их в Париже и Лондоне. В то же время отметил, что ему всегда от дирекций театров «по исполнении работ оригиналы эскизов и рисунков возвращались». После 1910 года Бакст почти перестал бывать в России. В 1914 году – окончательно осел за границей.

В результате множество его работ оказалось в разных зарубежных собраниях, в том числе частных. Многие из них редко появлялись на выставках.

Театральные работы, эскизы декораций и фантазийных, новаторских по форме и содержанию костюмов, резко выделивших его среди театральных художников, привлекли внимание зрителей. Особенно прославились эскизы костюмов. В них наиболее полно раскрылось дарование Бакста как декоратора и стилиста. Именно с них сделано наибольшее число копий. Появилось множество воспроизведений его работ в каталогах выставок, на страницах журналов и книг, в открытках, в литографиях. Например, изданные в открытках Обществом Святой Евгении: в 1905 году – 12 эскизов костюмов к спектаклю «Фея кукол» на музыку Байера в технике хромолитографии, в 1910 году – серия рисунков к «Карнавалу» Шумана в технике трехцветной автотипии. Известно, что в технике литографии в 1911 году было издано 50 копий эскиза костюма Пери к неосуществленному одноименному балету на музыку Поля Дюка. Следующий тираж этого издания составил уже 100 экземпляров. Его произведения копировали как профессионалы, так и любители. В театре копирование эскизов для цехов было вызвано производственной необходимостью. До сих пор эскизы Бакста воспроизводятся при возобновлениях спектаклей с его сценографией, при введении новых актеров.

Для того чтобы понять пути обобщения, которым следовал художник, переходя от натурного наблюдения в этюдах к собственным фантазиям в сочиненных им композициях, прежде заглянем в творческую лабораторию художника, проанализируем его графические этюды с натуры, наброски, эскизы. Сделаем это на примерах произведений, прошедших экспертизу в Центре им. Грабаря. Для сравнения привлечем бесспорный эталонный материал, в том числе опубликованный при участии самого Бакста.

Излюбленные техники вспомогательной и станковой графики Бакста: уголь, графитный, чаще итальянский карандаш в сочетании с мелом, пастель, акварель, в эскизах костюмов дополнительно используется гуашь, серебро, золото; в иллюстрациях – тушь (перо).

Наиболее часто используемые им бумажные основы, не считая линованной почтовой и блокнотной бумаги для набросков, французская бумага фирмы «Энгр»: в конце 1890-х – 1900-е годы – с филигранями «Lalanne Berville» в 1910-е  -  «Ingres FRANCE» с якорем в гербе, заключенном в круг; «NE.TOCHON-LEPAGE. SUGG.», «CANSON MONTGOLFIER». Необходимо учитывать, что современные Баксту копии могут быть выполнены на аналогичных бумагах. На одном из монтировочных картонов – печать Итальянского художественного магазина А.Тренти, находившегося на Большой Морской, 21 в Петербурге. Это указывает на то, что художник пользовался в 1890-е годы услугами этого магазина.

В одном из писем Бакста г-н Тренти фигурирует экспедитором выставки Союза, в которой участвовал Бакст.

Рассмотрим несколько натурных этюдов Бакста начала 1890-х годов. В этот период он активно штудирует натуру, посещает «акварельные пятницы», учрежденные Альбертом Николаевичем Бенуа.

В 1893 году Баксту – 27 лет, прошло уже шесть лет после окончания им Академии художеств и год после первой поездки в Париж.

«Три наброска»  (бумага, уголь, графитный карандаш. 20,7х 26,3. Казань, Государственный музей изобразительных искусств республики Татарстан). На обороте орешковыми чернилами авторская надпись: «Декабрь 1893 Бакстъ». В данных набросках отчетливо проявились поиски обобщения формы лаконичными средствами: в первом – сочетанием контуром со штрихом; во втором – одним штрихом; в третьем – одним контуром. Для набросков избраны разные повороты  и позы моделей в пространстве: 1) в ? в глубину  пространства влево с наклоном головы к правому плечу; 2) в профиль влево; 3) вид со спины сзади на корточках. В каждом из набросков художник уделяет внимание определенному фрагменту натуры: 1)  голове по плечи (мужской в круглой шляпе слева вверху); 2) половине фигуры натурщицы (внизу); 3) фигуре натурщицы целиком (справа вверху). Каждый из набросков по-разному соотнесен с фоном: 1) контрастен фону бумаги и обрывается внизу штрихами; 2) имеет справа на фоне постепенно тающую в пространстве тень и заканчивается внизу тающей по тону штриховкой; 3) белый фон бумаги граничит с замкнутым контуром, легкой штриховкой фона справа оттенена голова; на фоне линейно намечены две плоскости, параллельные основному изображению. Задача Бакста – добиться максимальной выразительности минимальными средствами. Соотнесением, смещением и наложением плоскостей в пространстве он достигает сложных динамичных разворотов фигуры. Для передачи объема и рельефа поверхности прибегает то к контрастам светотени, то к тональным мягким постепенным переходам. Благодаря гибкой замкнутой линии приходит к монолитности силуэта. Плавность или острота границ силуэта зависит от характера образа.

В первом наброске мужской головы контуры лишь направляют и ограничивают движение формы полукруглыми линиями плеч, ворота, уха, головы, шляпы. Полукружия ритмично нанизаны на встречные диагональные оси.Там, где нет направляющего контура, на спине и плече, окончания штрихов образуют вибрирующую границу формы. Контур профиля составлен из выступов подбородка, носа, губ; контуры прически – из окончаний или петель ее штрихов. Внутри формы преобладают штриховки почти сплошные. В сочетании с островками просветов они моделируют объемную форму соотношением контрастов света и тени. Параллельная диагональная штриховка, изменяющая направление вслед за поворотами формы, передает движение плоскостей в пространстве. Она нанесена на предварительную тональную растушевку, светлую для лица, темную – для одежды. Соотношения глубины цветового тона просвета, растушевки поверхности. Сила нажима контуров и штрихов варьируется тонально, что  характерно для живописной природы творчества Бакста.

Во втором наброске обнаженная женская полуфигура в профиль влево дана сплошной диагональной параллельной штриховкой в одном направлении со слиянием штрихов в единое пятно силуэта. Освещение со спины передано светлой узкой полосой просвета бумаги на границе изображения. Тень на фоне справа выполнена штриховкой в том же направлении, что и силуэт фигуры. Передача границы контрастных тонов в виде узких полос вдоль контуров свойственны и другим произведениям Бакста. Контур силуэта создан вибрирующими очертаниями границ окончаний штрихов. Художник, как всегда, подчеркивает определенный характер изображаемой модели: длинную шею, резко отделяющийся от нее подбородок, длинный прямой нос, характерную прическу – пушистые волосы, собранные пучком на затылке, пышную вьющуюся челку на лбу.

Условно композицию можно рассматривать как пирамиду из уменьшающихся кверху треугольников, нанизанных на диагональную ось.

В третьем наброске – та же модель. Рисунок контурной линии с плавными полукруглыми изгибами. Симметричный, устойчивый силуэт образованный этим замкнутым контуром, напоминает форму деки скрипки или виолончели. Решение построено на ритме лаконичных форм: пирамидально нанизанные, как бусины, вдаль вертикали окружности уменьшаются кверху. Ступни повторяют форму основного силуэта. Контуры ног с полукруглыми выступами коленей даны в другой плоскости, большую часть которой перекрывает основной силуэт. На плоском фоне, обведенном прямоугольной рамкой, силуэт соотнесен с двумя намеченными углом плоскостями, подчеркнувшими плоскостный принцип построения объемной формы. На голове несколькими ритмичными скобообразными линиями через интервалы намечены контур уха, направление волос прически.

В монографии Левинсона (Таблица LIX) изображена та же натурщица со спины. В отличие от набросков, где предпринято формальное обобщение, это – этюд с натуры с обобщающими непрерывным, иногда повторяющимся черным контуром; внутри него чередованием светотеневых штриховок мелом и итальянским карандашом достигается мягкость и постепенность переходов из одной плоскости в другую при передаче рельефа объемной поверхности.

В дальнейшем – равнозначный интерес ко всей поверхности изображения в этюдах все больше будет меняться в сторону обобщенной характеристики, выраженной линейно-контурной формулой, силуэтом, уплощением цвета, монохромностью.

«Девичья голова в профиль влево». (Бумага, уголь, граф. кар., 28,9х21,7. Петродворец, Музей семьи Бенуа. Справа внизу углем подпись и дата: «Лев Бакстъ 93»).

Голова крупным планом расположена в центре композиции. Сюда центростремительно сходятся диагонали конструктивного построения. Драматизм образа создан контрастом светотени. Светлое лицо окружено сверху и снизу темными тенями. Полутени, выполненные с помощью растушевки, концентрируются вокруг основных черт лица. Сильным нажимом угольного карандаша, черным глубоким тоном диагональной штриховки прорисованы тени. Рельеф объемной поверхности лепится контрастными отношениями тональных пятен светлых просветов основы.

Границей с фоном служит контур – прерывистый, пульсирующий, конструктивный, продолжающийся через короткие интервалы в новой плоскости формы, отделяя теневые пятна изображения от теней фона.

«Девушка в русском костюме и кокошнике». (56,6х45,8 см. Бумага, графитный карандаш, акварель. 1894. Челябинская картинная галерея).

Погрудный женский портрет вертикального формата в профиль влево стилистически аналогичен акварельным портретам Л.Бакста 1890-х годов. Слева внизу подпись латинскими буквами и дата голубой акварелью: «L.Bakst 1894». Аналогичная подпись встречается на «Портрете А.Н.Бенуа» 1896 года и других работах. Подготовительный рисунок графитным карандашом лишь намечает композицию. Живописная палитра построена на контрасте холодного голубого тона на фоне и в тенях, и теплых тонов, составляющих основу изображения: розового, красного, охристого желтого и коричневого, а также связующего их зеленого. Орнамент  - разноцветная россыпь бисера на кокошнике в виде точечных мазков кистью и нанизанные на полукружия мелкие цветные окружности бус. Детали орнамента меняют яркость цвета в зависимости от освещения и расположения на объемной поверхности. Изучив орнамент русского костюма, а затем – народного костюма других стран, Бакст впоследствии переработает эти знания в сочиненный им стилизованный орнамент эскизов театральных костюмов.

«Дама (Портрет А.К.Бенуа)». Эскизный набросок во весь рост. Апрель 1901 года. (Бумага, итальянский карандаш, 15,9х9,7. Ярославский художественный музей).

Слева внизу подпись мягким графитным карандашом: «Бакстъ». Группировка букв подписи соответствует аналогичной в автографах Бакста (отдельно – «Б», «ак», «стъ»).

Наблюдается характерное для Бакста тесное расположение букв. Справа тем же карандашом – дата – «IV 1901». Автограф письма на обороте подтвердил авторскую датировку рисунка, так как был адресован Екатериной Кавос Александру Николаевичу Бенуа и его жене, Анне Карловне Бенуа, по случаю рождения у них сына, Николая Александровича Бенуа в 1901 году. Модель имеет непосредственное сходство с моделью на живописном произведении Бакста из ГРМ: «Ужин». 1902 (холст, масло, 150х100). Возможно, рисунок явился первой идеей-прообразом будущей картины. Излюбленная Бакстом спиралеобразная композиция условно образует на плоскости фигуру восьмерки. Рисунок вертикального формата выполнен сплошной диагональной штриховкой в одном направлении итальянским карандашом. Штриховка пульсирует по тону, впоследствии растушевывается, за исключением оставленных не закрашенными контрастных светлых участков: лица, груди, рук, части шляпы. На темном фоне силуэт темного платья выделен большей густотой тона. Освещенные участки своим свечением контрастируют с преобладающим черным тоном всего рисунка. Контуры гибкие, плавные, напряженные, кое-где заостряются на смене направлений контура. Детали, касающиеся первого плана, подчеркнуты линейным контуром (рука и плечо справа, крылообразные контуры шляпы и прически, волнообразные S-образные контуры платья и стула слева). Черты лица гротескно заострены: овал лица с острым подбородком; острие длинного прямого носа; приподнятые уголки рта; вздернутые вверх брови; раскосые глаза. В отличие от этого эскизного наброска, где благодаря черно-белому контрасту гротеск усиливается, в портрете маслом свободное проявление характера отчасти утрачивается, как исчезают свойственные наброску репрезентативность и камерность одновременно. Будучи скованным средой интерьера и аксессуаров, а также включением дополнительного цвета, живописный вариант становится более условным и плакатным.

Рассмотрим несколько копий эскизов костюмов. Для наглядности сравним их с оригиналами.

Неизвестный художник. Копия эскиза костюма куклы-испанки к балету Й.Байера «Фея кукол». Постановка Мариинского театра, Санкт-Петербург. (Бумага «верже» на картоне, графитный карандаш, темпера, бронза, серебро, 32,4х21,5. Данный эскиз неоднократно предлагался на закупку в музей им.А.А.Бахрушина).

В процессе исследования были найдены следующие отличия, позволившие назвать исследуемый эскиз копией, принадлежащей руке неизвестного художника:

а) в отличие от подлинника, где цветные плоскости выполнены акварелью, а концы кружев обведены тушью, на копии эти участки заменены темперой, техникой, не типичной для творчества Бакста;

б) на копии справа внизу имелась правленая, невнятная по начертанию, смазанная, растянутая подпись графитным карандашом: «Л.Бакстъ», не похожая на автографы Бакста;

в) линейный рисунок выполнен несколькими аморфными отдельными контурами вместо замкнутого единого контура, как у Бакста, отчего пропадала четкость силуэта;

г) рисунок отличался неуверенностью, характеризующейся многочисленными изменениями и подтираниями резинкой: первоначально высоко поднятого плеча справа; линий рук, ног; основных черт лица; подбородка;

д) рисунок обнаруживал следующие признаки копийности: продавленность линий перекрестной штриховки лифа; оконтуренность всех мелких деталей изображения; хаотичность и неряшливость исполнения штрихов; отсутствие вариации нажима линии в зависимости от освещения поверхности;

е) в копии была изменена расцветка красных бантов на белые, утоньшено положение белил.

Неизвестный художник. Копия с оригинала Бакста. Эскиз костюма танцовщицы к балету «Шехерезада» на музыку Н.А.Римского-Корсакова. Антреприза Дягилева. 1910. (Бумага, графитный карандаш, темпера, бронза, 34,8х49,5 см. Частное собрание. Справа внизу темно-коричневыми чернилами подпись и дата, по начертанию не имеющая ничего общего с автографами Бакста. Слабый рисунок с изменениями еле заметен, кое-где небрежен, приблизителен, не точен анатомически, невнятен ( рисунок складок на спине), неконструктивен ( хаотично расположение орнамента). Лицо невыразительно – раскрашенная маска. Отличается эскиз и по цветовым сочетаниям – красный и зеленый у Бакста заменен малиновым и цветом морской волны в копии. Сравнение данной копии с воспроизведениями в журналах, каталогах и монографиях приводит к мысли о том, что она сделана не с оригинала, а с воспроизведения одной из копий, продававшейся на аукционе Сотбис.

Неизвестный художник. Копия по мотивам оригиналов Бакста. Эскиз костюма евнуха к балету «Шехерезада». (Бумага, графитный карандаш, акварель. 30,9х21,9. Новосибирская картинная галерея).

В правом нижнем углу подпись графитным карандашом, отличающаяся от автографов Бакста. Подготовительный рисунок выполнен графитным карандашом на кальке. Подробен, вплоть до прорисовки деталей орнамента, что свидетельствует о его переводе с воспроизведенного в литературе образца. Копиист не сумел передать качественно ни моделировку объема лица и рук, ни конструктивность построения, ни плавность линий, ни изящество рисунка Бакста.

Копией с явно выраженным отсутствием качества можно считать «Эскиз костюма юного божества к балету «Нарцисс». Она не имеет подписи, а потому не претендует на авторство Бакста. Имеющаяся в верхнем левом углу надпись названия также отличается от автографов Бакста. Вместо передачи объемной формы в движении в копии условно размечены складки и приложены детали.

Список аналогичных примеров копий может быть продолжен. В музеях, в том числе и театральных, хранится множество копий одного и того же эскиза костюма.

Из вышесказанного следует вывод о множестве несоответствий технологического и стилистического характера копии в отличие от оригинала, которое надо учитывать при экспертизе произведений.   

М. Бурцева
Всероссийский художественный научно-реставрационный центр им. И.Э.Грабаря, Москва

 

Партнеры



 

 
 
 
 
 

 




Эксперты-консультанты


Живопись | Графика | Реставрация | 
ДПИ 

Популярные статьи

Контакты

БНТЭ Арт-Лаб
Tел: +38 (044) 2723745
Email: info@art-lab.com.ua

Сайт: www.art-lab.com.ua

 

Время работы : 

понедельник-четверг - с 10.00 до 18.00

пятница - с 10.00 до 17.00

суббота, воскресенье - выходной 

 

Рекомендуется предварительная запись.