Home Статьи Проблема разграничения почерка И.К.Айвазовского и его подражателей

ArtLab

JA slide show

Проблема разграничения почерка И.К.Айвазовского и его подражателей

Изучение техники живописи И.К.Айвазовского проводится в отделе научной экспертизы ВХНРЦ в течение 30 лет. Первый материал был собран в 1967 году Л.В.Гельенек на юбилейной выставке Айвазовского в Академии художеств.

Позднее, большой материал был обработан Е.Н.Седовой в командировках в ФКГА и Петродворце. Результаты этих работ были опубликованы.

В настоящее время постоянная практика экспертизы произведений, приписываемых И.К.Айвазовскому, а также обработка еще одной «Выставки произведений И.К.Айвазовского из собрания ФКГА», проводившейся в Москве в 1995 году, позволили уточнить и дополнить имеющиеся в нашем отделе сведения об особенностях техники живописи И.К.Айвазовского.

Экспертиза произведений, претендующих на авторство И.К.Айвазовского, поднимает проблему: оригинал, авторское повторение, работа ученика или подражателя, копия, фальсификация.

Наиболее простую группу для технико-технологических исследований составляют фальсификации ХХ века. Их не так много. За последнее время прошла  серия однотипных вещей, стилистически претендующих на авторские повторения известных работ Айвазовского. Визуально эти картины имели загрязнения, потертости, кракелюр, мелкие реставрационные чинки, заплатки с оборота холста. Однако микроскопическое исследование этих работ выявило искусственное происхождение всех названных признаков. С оборота холсты были искусственно загрязнены. Никаких прорывов на месте заплат не было. Особенности холста, грунта и состояние красочных паст позволили датировать эту серию второй половиной ХХ века.

Основной поток экспертизы составляют не фальсификации ХХ века, а работы современников Айвазовскогоего учеников, подражателей, копиистов.

Из литературы известно, что копирование произведений Айвазовского началось рано. В 1840-х годах чугуевцы копировали картину Айвазовского «Восход солнца над Аю-Дагом».

В 1851 году А.П.Боголюбов для купца В.Ф.Громова сделал копии с картин Айвазовского «Керчь» и «Феодосия».

На лотереях и выставках МУЖВЗ с 1858 по 1967 гг. постоянно экспонировались ученические копии с произведений И.К.Айвазовского. Аполлинарий Гилярьевич Горавский (1833-1900) копировал императорскую коллекцию произведений Айвазовского. В 1865 году Айвазовский открыл для своих учеников «Общие художественные мастерские». В процессе обучения Айвазовский давал ученикам копировать свои работы.

Самый первый его ученикАдольф Иванович Фесслер, считался в Феодосии лучшим копиистом произведений Айвазовского. Другой его ученикЭммануил Магдесянвыполнил две копии с картин, посвященных открытию Америки.

Айвазовского копировали А.К.Саврасов, Л.Ф.Лагорио, Л.И.Соломаткин, К.Н.Филиппов, А.В.Ганзен, А.Гине, М.А.Алисов и целый ряд художников, самостоятельные произведения которых в настоящее время неизвестны. Остались только сведения в литературе о том, что Павлов, Медведев, Трескин, Степанов, Голованов и др. копировали Айвазовского.

В настоящее время копии, работы учеников и подражателей Айвазовского, попав в круговорот антикварной торговли, утратили имена своих авторов, и вместо них на картинах появляется имя знаменитого вдохновителя этих художниковАйвазовского.

При экспертизе некоторых из этих работ профессиональный уровень их исполнения сразу вызывает сомнение по поводу предполагаемого автора. Однако, оппоненты указывают на то, что у любого мастера бывают неудачи и ни один художник не может постоянно работать на максимуме творческой отдачи. Технико-технологическая экспертиза позволяет перевести подобную дискуссию в область объективных фактов, не зависящих от эмоционального настроя эксперта.

Именно качество исполнения двух копий А.И.Фесслера «Вид на Аю-Даг» и «Город у моря», поступивших в отдел научной экспертизы как произведения И.К.Айвазовского, сразу вызвало сомнение по поводу его авторства. Однако не всегда так очевидна бывает разница в мастерстве исполнения. Более мастеровитые самостоятельные произведения А.И.Фесслера несут на себе печать влияния Айвазовского как в композиционном, так и колористическом решении. По этой причине еще две работы Фесслера были приписаны Айвазовскому. У картины «Корабль в море» на обороте картона обнаружена надпись латинскими буквами «Nach Aivasofsky» (по Айвазовскому) – по начертанию и содержанию имеющая аналогии с надписями на фесслеровских копиях с Айвазовского «Вид на Аю-Даг» и «Город у моря». Микроскопическое исследование картины «Судакский берег» выявило наличие двух подписей. Первоначальная, авторская, латинскими буквами: «A.Fessler» (первые две буквы переплетены). Позднее картина была покрыта толстым слоем тонированного лака, частично скрывшим эту подпись. По лаку поверх авторской подписи появилась еще одна: «Айвазовскiй» - по способу нанесения фальшивая.

Качество некоторых копий не всегда значительно уступает оригиналу. Академик живописи Константин Николаевич Филиппов, баталист, написавший ряд картин о русско-турецких кампаниях второй половины XIX века, в 1871 году выполнил уменьшенную копию с картины Айвазовского «Цепь Кавказских гор». Копия, точно до мелочей повторяющая оригинал, выполнена на хорошем профессиональном уровне.

Художественные достоинства картины М.А.Алисова «Море при лунном свете» и двух копий художника Бржевского с картин Айвазовского «Восход луны в Феодосии» и «Морской пейзаж» позволили владельцам предположить, что эти произведения написаны самим И.К.Айвазовским.

Проведенное комплексное технико-технологическое исследование названных работ и сопоставление результатов с данными эталонных произведений позволили установить различия между ними. Основные почерковые расхождения прослеживаются в особенностях подготовительного рисунка под живопись, характере фактуропостроения и рентгеновском изображении красочного слоя.

Имеющаяся в нашем распоряжении база данных по технике живописи И.К.Айвазовского позволяет выделить устойчивые почерковые признаки, прослеживаемые на протяжении всего творчества художника.

Айвазовский пользовался типичными для своего времени художественными материалами: мелкозернистыми и среднезернистыми холстами полотняного и диагонального переплетения. Для небольших работ, кроме холстов, художник использовал фирменный английский и французский картон, доски красного дерева. Однослойные и двухслойные грунты встречаются как в ранних картинах, так и в поздних. Однако, следует отметить, как особенность данного автора, высокое качество используемых живописных материалов, что безусловно было важно такому мастеру, как Айвазовский.

Индивидуальность Айвазовского наиболее ярко проявилась в методе построения красочного слоя и характере фактурного решения. Своеобразие техники живописи Айвазовского фиксируется и на рентгенограммах.

Одним из самых важных признаков подлинных работ Айвазовского, безусловно, является подготовительный рисунок под живопись, выявляемый при исследовании картины в ИК-диапазоне излучения. Просмотренное большое количество картин из музейных и частных собраний позволяет утверждать, что наличие подготовительного рисунка под живопись обязательно для подлинных произведений И.К.Айвазовского. Подготовительный рисунок наносится графитным карандашом. В картинах с выраженной линией горизонта художник обязательно ее намечает очень ровной, как по линейке линией. Параллельно этой линии так же четко и аккуратно наносятся линии, отмечающие границы тонального изменения цвета неба и земли или неба и воды, а также оси расположения кораблей. Наличие нескольких горизонтальных осейпостоянный признак в таких работах. В картинах, где нет линии горизонта, художник намечает основные  волны, легко и выразительно передавая их движение. Иногда художник рисует скалы и облака. Рисунок под живопись в какой-то мере сопоставим с самостоятельными графическими работами Айвазовского. При изображении волн характерна динамика линии, острые петли. Скалы намечены точными движениями карандаша тонкой линией, легко бегущей по границе скал и неба.

Собранная коллекция почерковых особенностей подготовительного рисунка позволяет отделить оригинал от подражания и копии. Отсутствие подготовительного рисунка в экспертируемом произведении сразу же вызывает большие сомнения по поводу авторства И.К.Айвазовского. А наличие характерного рисунка, выявляемого при исследовании картины в ИК-диапазоне излучения, служит надежным аргументом в пользу авторства И.К.Айвазовского, так как визуально он не прослеживается и его невозможно скопировать. Даже работы такого близкого ученика, как А.И.Фесслер, в первую очередь отличаются от его произведений именно характером подготовительного рисунка. А.И.Фесслер с 1848 года учился у И.К.Айвазовского. Живопись Айвазовского была для него высшим идеалом. Он копировал его произведения, делал с них фотографии. Многие произведения А.И.Фесслера несут на себе печать влияния живописи Айвазовского не только в колористическом решении, но и в отдельных приемах построения красочного слоя. Однако подготовительный рисунок под живопись у Фесслера другой. В копиях Фесслера с работ Айвазовского рисунок вообще отсутствует. В самостоятельных работах подготовительный рисунок выполнен карандашом, вялыми неуверенными однообразными линиями. Для него характерно многократное оконтуривание изображаемого предмета, т.е. получается нечеткое расплывчатое очертание. Подготовительный рисунок в копии К.Н.Филиппова с картины Айвазовского «Цепь кавказских гор» характеризуется схематичностью, многократным оконтуриванием изображения.

Не менее яркий отпечаток индивидуальности мастера несет на себе и фактура красочного слоя. Фактуропостроение картиныэто инструмент, с помощью которого художник решает свои творческие задачи. В характере фактуры заложены как общие для определенного временного отрезка признаки, так и своеобразие почерка конкретного мастера. Примерно в 1870-е годы, подчиняясь общей тенденции, Айвазовский отказывается от плотной сглаженной блестящей поверхности картины, типичной для произведений середины XIX века и переходит к более матовой поверхности, более тонкому красочному слою. Индивидуальность художника проявилась в ритме распределения тонких и корпусных слоев краски, в характере мазка, его динамике, форме, а также взаиморасположении отдельных групп мазков. Копиисты и подражатели Айвазовского, повторяя в какой-то мере композиционное и колористическое решение его картин, не могли воспроизвести его живописный почерк.

Приемы, с помощью которых решается та или иная задача, были найдены художником уже в ранних произведениях и сохранились до конца его жизни. В этом заключается своеобразие мастера. Например, в картине 1845 г. «У моря» изображение морской зыби передается мягкой кистью жидкой краской сначала тонким слоем, затем, чуть корпуснее, расплющенным пятном отмечаются световые блики. То же самое построение прослеживается в картине 1860 г. «Корабль при лунном свете» и в картине 1896 г. «Пейзаж с Везувием».

Наиболее разнообразно Айвазовский пишет море. Для изображения волн художник использует небольшие кисти. Мазок точно передает динамику волн. Часто встречаются зигзаги, пружинки, процарапывание по сырому красочному слою, группа мазков в виде валика, передающие перекаты волн. Направление движения волны формируется группой заостренных на одном конце мазков. Этот прием в какой-то мере был заимствован А.И.Фесслером. Однако при сопоставлении очевидна разница в консистенции краски, в интенсивности нажима кисти. Сложно строит Айвазовский изображение световой дорожки на море, как правило, в 2-3 слоя. Самый корпусной мазок в завершающем белильном слое. Копиисты обычно не воспроизводят этой последовательности, и у них отсутствует энергия светового пятна, присущая фактуре картин Айвазовского.

Корабли пишутся без подготовительного рисунка, как правило, поверх изображения моря, по полусухому или сухому слою краски. Точная передача особенностей конструкции корабля, всех снастей не мешает Айвазовскому изображать корабль в мягкой живописной манере со многими нюансами фактуры. Корму пишет мягкой кистью горизонтальным движением расслаивающегося мазка. Как и в фигурах, резко выделяет корпусным пятном краски световые акценты на мачтах и корпусе корабля. У Фесслера же корабли написаны жестко, протокольно четко, тонкими плоскими заливками.

Приемы изображения неба и земли не отличаются таким разнообразием, как при написании моря. Стабильность приемов прослеживается от самых маленьких картин до самых больших. Небо пишет самым крупным во всей картине мазком, начиная слева сверху группой дуговых мазков. Цепью широких дуговых мазков прописывается большая часть поверхности неба. Эти мазки прослеживаются из картины в картину. Для ранних произведений Айвазовского характерно соотношение тонкого плотного слоя неба и более рельефной шероховатой поверхности облаков с хорошо читающимся мазком жесткой кисти с сильным нажимом. Позднее облака пишет по полусырому красочному слою таким же мазком. На линии горизонта в тенях и полутенях красочный слой настолько тонок, что едва скрывает подготовительный рисунок карандашом. У Фесслера мы видим совершенно другую картину. Красочный слой нанесен тонко мягкими кистями. Плотность красочного слоя на небе и облаках почти одинакова.

     Изображение земли Айвазовский передает следующим приемом: по корпусной подготовке, в которой хорошо читается движение небольшой жесткой кисти, лессировками прорабатывается форма и намечаются мелкие камешки и травы. А.И.Фесслер усвоил некоторые приемы работы Айвазовского, в том числе и приемы изображения земли и растительности. Однако при сходстве метода изображения результат получился совершенно другой. Общее впечатление от живописной поверхности картин А.И.Фесслераэто тонкий вялый бесфактурный красочный слой, суховатая мелочная работа. Отсутствуют динамика мазка, красота и сложность фактурных решений, энергия световых акцентов, присущая картинам Айвазовского.

К.Н.Филиппов не испытал такого сильного влияния Айвазовского, как А.И.Фесслер. Копируя его картину «Цепь Кавказских гор», он придерживается традиционного для второй половиныXIX века метода построения красочного слоя от прозрачного тонкого подмалевка к кроющим слоям повторных прописей, почти полностью перекрывающих подмалевок. В этом первое отличие его копии от произведений Айвазовского, который не придерживался академической системы построения красочного слоя. В копии К.Н.Филиппова нет такого сложного фактуропостроения, как у Айвазовского. Света и тени написаны одинаковым прямым мазком жесткой кистью тонким слоем краски. Световые блики акцентированы чуть большим рельефом краски тоже прямым мазком. Совершенно по-другому написана земля. У Филипповаэто жидкий «приплюснутый» слой краски.

Результаты анализа фактуропостроения произведений И.К.Айвазовского и его подражателей подкрепляются и дополняются данными рентгенографического исследования. Как фактура, так и рентгеновское изображение красочного слоя содержат в себе суммарную картину технико-технологических признаков исследуемого произведения. В отличие от фактуры, на рентгенограмме изображение красочного слоя зависит еще от особенностей состава грунта и пигментов, а также от метода построения красочного слоя. Определенное соотношение рентгеновской плотности красочного слоя и грунта позволяет в некоторых случаях более отчетливо выявлять отдельные особенности почерка художника, слабо различимые при анализе фактуры.

В заключение можно сказать, что решение вопроса об авторстве Айвазовского, как и любого другого крупного мастера, может быть сделано на основании результатов комплексного стилистического и технико-технологического исследования. Данные одного из видов исследования должны подкрепляться всеми другими.

Экспертируемая работа, претендующая на авторство Айвазовского и имеющая аналогии с его произведениями в композиционном, колористическом решении, в трактовке формы деталей изображения, может быть признана подлинной при условии наличия следующих технико-технологических признаков:

1)временного соответствия живописных материалов стилистическим признакам картины;

2)подлинности подписи;

3)типичного подготовительного рисунка под живопись;

4)сходства характера фактуропостроения с эталонными;

5)сходства рентгенографического изображения красочного слоя с эталонами.

Н.С.Игнатова
Всероссийский художественный научно-реставрационный центр им. И.Э.Грабаря, Москва

 

 

Партнеры



 

 
 
 
 
 

 




Эксперты-консультанты


Живопись | Графика | Реставрация | 
ДПИ 

Популярные статьи

Контакты

БНТЭ Арт-Лаб
Tел: +38 (044) 2723745
Email: info@art-lab.com.ua

Сайт: www.art-lab.com.ua

 

Время работы : 

понедельник-четверг - с 10.00 до 18.00

пятница - с 10.00 до 17.00

суббота, воскресенье - выходной 

 

Рекомендуется предварительная запись.