Home Статьи «Аллегория Милосердия» Грегорио Ладзарини в коллекции музея искусств Ханенко (Киев)

ArtLab

JA slide show

«Аллегория Милосердия» Грегорио Ладзарини в коллекции музея искусств Ханенко (Киев)

14 июня 1919 года в музей Ханенко в Киеве из дома № 4 по улице Крутой Спуск была перевезена на нескольких подводах коллекция старинных предметов, в основном картин. Живописных полотен было около 90, все без рам и многие сильно повреждены. Киевлянин Михаил Булгаков верил, что «рукописи не горят» и плоды творческого духа не исчезают бесследно. Эта коллекция была буквально «выхвачена» из огня войны и разрухи усилиями нескольких людей, чьи имена сохранили документы музейного архива. Киевские музейщики Федор Эрнст и Георгий Лукомский фактически «отбили» картины у членов домового комитета, обеспокоенных «захламленностью помещений и нехваткой дров» и намерившихся «пустить хлам на отопительные нужды». Документ передачи коллекции в музей подписан «иностранной подданной» - Корой Фальчиони, которая служила гувернанткой в семье предводителя киевского дворянства, члена Государственной Думы князя Николая Васильевича Репнина (1834-1918). Мисс Фальчиони передала картины в музей, выполняя, по ее свидетельству, волю князя, скончавшегося незадолго до этого в доме на Крутом Спуске. Еще ранее, в 1918 году, она же, «обратившись за помощью к немецким офицерам», помогла вывезти коллекцию из родового поместья Репниных в Яготине на Полтавщине.

К сожалению, счастливо избежав физического уничтожения, предметы яготинского собрания почти на столетие выпали из культурного и научного обихода. Они годами бережно передавались от хранителя к хранителю, но в силу различных причин не исследовались и не реставрировались. Сведения о происхождении и авторстве большинства из этих картин были утрачены, и только в 2004 году в музее Ханенко началась работа по реконструкции драгоценной коллекции, предварительным результатам которой была посвящена выставка и конференция.

Комплексный метод – изучение исторических и архивных документов в соединении со стилистической критикой и технико-технологическими исследованиями живописи – позволил восстановить авторство многих картин: парных баталий (Франческо Симонини), детского портрета (кисти Жана-Батиста Реньо) и двух видов Дрездена (А.Е.Мартынова).

Такой подход был применен и при атрибуции «Аллегории Милосердия» - полотна с названием почти символическим в контексте истории самого собрания и судеб его владельцев. На выставке «Забытая коллекция» проходившей в музее Ханенко в январе-феврале 2004 года, эта картина показана не была в следствие «неэкспозиционного» состояния сохранности. В послевоенное время (1949) «Аллегория Милосердия», как и большинство работ безымянных авторов из репнинской коллекции, несмотря на высокий уровень живописи, незаслуженно была отнесена к научно-вспомогательному фонду живописи». В документации этого фонда – «Инвентарной книге живописи, не имеющей музейной ценности» сюжет работы правильно определен как «Аллегория Милосердия», но в графе, где должны значиться имя автора и школа, стоит только «XVIII в.». Указание на принадлежность работы к яготинской коллекции и ссылка на документ поступления в инвентаре отсутствуют. Таким образом, за годы войны было утрачено не только имя автора, но и история поступления «Аллегории Милосердия» в музей.

Композиция этой картины крупнофигурная. На условном архитектурном фоне изображена темноволосая женщина в красновато-розовом плаще, сидящая в окружении трех маленьких детей, один из которых прильнул к ее обнаженной груди. Фоном всей группы служит закрытый с правой стороны драпировкой высокий парапет, на котором в центре покоится профилированное основание круглой колонны, а слева стоит глиняный горшок с ложкой. Подпись на картине не обнаружена. На обороте, кроме музейного инвентарного номера, на подрамнике имеется старая чернильная пометка: «№ 49».

Произведение написано на среднезернистом холсте полотняного плетения. Позже, по-видимому, в конце XIX века, кромки (предположительно с частью живописи) были обрезаны, картина дублирована на холст и натянута на другой подрамник. Технико-технологические исследования позволили выяснить, что грунт картины – однослойный клеемеловой, кирпично-красного цвета, с черными и белыми включениями. Кроме свинцовых белил, черной угольной и охр, в красочном слое обнаружены также киноварь и ультрамарин. Последний в смеси с черной угольной и белилами использован в изображении неба, а в сочетании с черной угольной и охрой образует составной зеленый в изображении листвы (в левом верхнем углу). Эти данные соответствуют технологии итальянской живописи первой половины XVIII века.

Гармонично построенная композиция «Аллегории Милосердия», изысканный колорит, тонкая светотеневая моделировка формы и точный рисунок при артистически свободной манере письма, несмотря на значительные потертости и утраты красочного слоя, выдают руку искусного мастера. Иконографический тип изображения «Аллегории Милосердия» в виде Virgo Lactans (Девы Кормящей), впервые разработанный мастерами итальянской живописи, а также монументальность форм и колористические особенности заставили нас искать имя ее автора среди венецианских художников конца XVII – начала XVIII века.

Несмотря на отсутствие подписи, остро характерный типаж моделей, а также другие элементы художественной организации формы, отличающие «Аллегорию Милосердия», позволили предположить авторство венецианского живописца Грегорию Ладзарини (Cregorio Lazzarini, 1665-1730). Художник учился у Франческо Розы (Francesco Rosa), Джироламо Форабоско (Girolamo Forabosco) и Пьетро Муттони (делла Виккиа) (Pietro Muttoni (della Vecchia)). Документально зафиксировано пребывание Грегорио Ладзарини в Венеции с 1687 по 1715 годы. Мастер исторической, аллегорической и портретной живописи, Ладзарини выделялся среди других венецианских живописцев рубежа XVII-XVIII вtrjd. легкой и виртуозной манерой письма, снискавшей ему успех не только среди венецианского патрициата (покровителями Ладзарини было, в частности, семейство Лабиа), но также по всей Италии и за ее пределами. Исследователи отмечают в его манере соединение точного рисунка с особой красотой колорита, а также тяготение к классицистической ясности форм, граничащее с академизмом. Как мастер монументальной живописи Грегорио Ладзарини отличался высокой продуктивностью. Он участвовал не только в оформлении венецианского Палаццо Дожей и многочисленных вилл в области Венето, но был известен также монументальными композициями, украшавшими особняки Австрии, Польши и Франции. Грегорио Ладзарини создал в Венеции художественную мастерскую, из которой вышли такие значительные мастера как Гаспаре Дициани (Gaspare Diziani) и Джамбаттиста Тьеполо (Giambattista Tiepolo).

Используя архивные источники, удалось установить, что «Аллегория Милосердия» поступила в музей именно в составе яготинской коллекции. В списке предметов, переданных в музей Всеукраинской Академии наук (ныне Музей Ханенко) согласно воле кн. Репнина, под № 49 числится живописная работа «Обнаженная мать с тремя детьми». Там же указаны размеры работы: 106х124 и имеется пометка «Рубенс (?)». Список составлялся, по-видимому, в спешке, для того, чтобы зафиксировать наличие передаваемых картин. Поэтому атрибуция «Рубенс (?)» (опиравшаяся, очевидно, на типаж модели, который лишь весьма отдаленно напоминает героинь великого фламандца), безусловно, ошибочна и в контраргументах не нуждается. Описательное определение сюжета, размеры (в инвентаре допустимое разночтение: 105х124), и номер по списку 1919 года соответствует нашей «Аллегории Милосердия», на подрамнике которой, как было отмечено выше, есть пометка «№ 49».

Безусловно, № 49 по списку и № 125 ЖБ – одна и та же картина.

Дальнейшие изыскания позволили проследить историю картины несколько глубже и восстановить изначальную принадлежность «Аллегории Милосердия» к знаменитой коллекции последнего гетмана Украины – графа Кирилла Григорьевича Разумовского (1728-1803). Именно его собрание, сформировавшееся в 50-60-х годах XVIII века, было ядром коллекции, привезенной в Киев из Яготина. В 1794 году опальный гетман окончательно переехал из Петербурга в свое яготинское имение, где к этому времени был выстроен великолепный дворец. Из других многочисленных домов Разумовского в Яготин перевезли обширную библиотеку (30 тысяч томов) и коллекцию живописи, разместив сокровища в главном здании усадьбы и двух флигелях – павильонах (на подрамниках многих картин до сих пор сохранились надписи в старой орфографии «большой дом» и «левый/правый флигель»). Известно, что наибольшие разделы собрания Разумовского составляли работы художников Франции и Италии, где граф неоднократно бывал (в частности, в 1765-1766 годах – в Венеции), формируя в этих поездках свою коллекцию. Унаследовав Яготин после смерти гетмана, его сын – Алексей Кириллович (1748-1822) посещал это имение редко и фамильную галерею не пополнял. В 1820 году яготинский дворец со всеми его коллекциями перешел к дочери Алексея Кирилловича – Варваре, бывшей в замужестве за князем Н.Г.Репниным. Легендарный герой войны 1812 года, губернатор Малороссии князь Репнин (Репнин-Волконский) в основном покровительствовал и давал заказы художникам-современникам. Именно таким образом яготинская коллекция пополнилась уже в XIX веке работами Ж.Б.Реньо и А.Е.Мартынова (пейзажному пандану последнего было посвящено сообщение, вошедшее в материалы конференции 2004 года).

Бытописатель старинных усадеб Ф.Глаголев, который посетил Яготин через 20 лет после смерти К.Г.Разумовского, описывая яготинскую коллекцию в «Записках русского путешественника», упоминает среди картин, «оставшихся после графа Разумовского», «Мать, кормящую детей» - произведение Ладзарини». Размеры и более подробное описание картины Глаголев не приводит, однако, речь, несомненно, идет об «Аллегории Милосердия». Возможность того, что в собрании было две работы с одним и тем же сюжетом, невелика. Таким образом, с высокой долей вероятности можно утверждать, что в XVIII веке эта картина, известная владельцам как произведение Ладзарини, действительно принадлежала к собранию ценителя итальянской живописи К.Г.Разумовского и перешла в коллекцию Н.Г.Репнина по наследству.

Обращаясь к стилистическому анализу «Аллегории Милосердия» из яготинской коллекции, отметим ряд особенностей присущих этому произведению на разных уровнях организации художественной формы и находящих очевидные аналогии в известных работах Г.Ладзарини.

Типологически «Аллегория Милосердия» близка целой группе крупнофигурных композиций художника, часто прибегавшего к столь популярным в XVIII веке к аллегорическим сюжетам: «Артемизия. Аллегоря Верности», «Клеопатра (? – Е.Ж., В.Ц.), Аллегория Благоразумия», «Юнона. Аллегория Тщеславия», «Аллегория четырех времен года» (четыре композиции).

К наиболее общим чертам стилистики Ладзарини относится также узнаваемая композиционная схема, свойственная целому ряду произведений мастера. Очертания фигур киевской «Аллегории» вписаны в пирамиду, заключенную в прямоугольник горизонтального по формату холста.Четкая геометрическая конструкция, благодаря сложной компоновке четырех персонажей в центре, смягчена живым ритмом лиц, рук, взглядов и жестов, образующих дополнительный «неустойчивый» диагональный крест. С особой наглядностью эта классическая в своей основе пирамидальная схема проявляется в таких работах Ладзарини как «Иосиф и жена Пентефрия», «Венера, Купидон и Бахус», «Преставление Св. Иосифа».

Однако, пожалуй, наиболее очевидное сходство с известными работами мастера обнаруживает типаж женской модели «Аллегория Милосердия». Он повторяется и в «Юноне», и в «Жертвоприношение Маноя с ангелом», «Аллегории четырех времен года», причем в последнем случае физиономическое сходство с «ладзариниевским  типом» обнаруживают не только женские («Весна», «Лето»), но и мужской персонаж серии («Осень»). Множество иных чрезвычайно близких мотивов и деталей, повторяющихся в нескольких работах Ладзарини, можно представить для большей наглядности в виде нескольких сравнительных видеорядов, назовем их условно: «Головы», «Руки», «Цоколь круглой колонны, служащий элементом фона».

Типичным для картин Г.Ладзарини является и колористическое решение «Аллегории Милосердия», построенное на контрасте холодного ультрамаринового тона неба и излюбленного художником сочетания теплых охристых, красно-кирпичных и розоватых тонов в моделировке карнации, одежд персонажей и других деталей.

Особенности манеры Ладзарини также выражены в «Аллегории Милосердия» достаточно определенно. Это относится, прежде всего, к выразительной фактуре, отчетливо запечатлевшей движение кисти с густым замесом красок, темпераментной и в то же время деликатной, с мягко сплавленными мазками. Манера написания отдельных деталей женского лица в «Аллегории Милосердия», обнаруживает устоявшийся «живописный почерк» художника: большие красноватые слезники, увеличенные радужки со смягченными границами, извилистая форма верхней губы и неожиданно тонкие  и четкие стрелы ресниц. Сходные элементы авторского почерка удается распознать даже по репродукциям ряда других работ художника. Сравнивая киевскую «Аллегорию» с картиной Г.Ладзарини «Жертвоприношение Маноя с ангелом», мы можем отметить не только одинаковые для обеих картин монументальный характер формы, колористическую гармонию в теплой гамме охристых и кирпично-красных тонов, близкий типаж персонажей, но также и сходную манеру в изображении кистей рук и глаз с увеличенной радужкой.

Еще большее сходство киевская «Аллегория Милосердия» обнаруживает с работой Г.Ладзарини «Семья пастуха» (Адам и Ева). Кроме особенностей построения композиции и трактовки формы, аналогичных перечисленным выше, в этом случае очевидно и совпадение некоторых деталей. Особенно наглядны голова ребенка, прильнувшего к материнской груди, и левая рука женщины, сжимающая белую ткань.

В монументальной композиции Г.Ладзарини «Орфей, раздираемый вакханками», несмотря на различия, вызванные гораздо большими размерами этого полотна (320х520), сходство с нашей работой достаточно выражено в колорите с преобладающими теплыми тонами (особенно в их контрастности с синим ультрамарином неба), в обобщающей моделировке формы, в характерных приемах авторского почерка (в частности для изображения стопы), и, что особенно бросается в глаза, в одинаковом типаже женских и детских образов.

Подводя итог, необходимо отметить, что, несмотря на небольшое количество сравнительных материалов и отсутствие новейшей литературы, результаты комплексного исследования все же, позволяют подтвердить в киевской «Аллегории Милосердия» авторство Грегорио Ладзарини. Можно надеяться, что в ближайшее время музей найдет средства для реставрации этой работы, и картина займет достойное место в экспозиции как образец творчества замечательного венецианского мастера конца XVII - начала XVIII веков.

Л.Н.Лугина
Национальный научно-исследовательский реставрационный центр Украины, Киев

Е.В.Живкова
Музей искусств им.Богдана и Варвары Ханенко

В.И.Цитович
Объединение «ВМК –Эксперт», Киев

 

Партнеры



 

 
 
 
 
 

 




Эксперты-консультанты


Живопись | Графика | Реставрация | 
ДПИ 

Популярные статьи

Контакты

БНТЭ Арт-Лаб
Tел: +38 (044) 2723745
Email: info@art-lab.com.ua

Сайт: www.art-lab.com.ua

 

Время работы : 

понедельник-четверг - с 10.00 до 18.00

пятница - с 10.00 до 17.00

суббота, воскресенье - выходной 

 

Рекомендуется предварительная запись.