Home Статьи О переатрибуции «Итальянского пейзажа» М.И.Лебедева (?)

ArtLab

JA slide show

О переатрибуции «Итальянского пейзажа» М.И.Лебедева (?)

Картина, изображающая пейзаж с необычным деревом, речкой и двумя женскими фигурами, имеет подпись (?) «М.Лебедевъ 1836» и была приобретена в 1940 году у Кузнецова как подлинноепроизведение Михаила Ивановича Лебедева (1811-1837), получив название «Итальянский пейзаж». Однако стилистические особенности полотна заставили наших предшественниковусомниться в данном авторстве. Проблемой атрибуции этого пейзажа в свое время занимались И.М.Сахарова и М.П.Виктурина. В результате в каталоге ГТГ 1984 года картинаопубликована под прежним названием, но с авторством «Лебедев (?) М.И.». Под вопросом было поставлено и определение «подпись». Не упоминает о данной работе и Т.В.Юрова, авторнаиболее полной на настоящее время монографии о художнике.

В процессе подготовки издания каталога «Живопись первой половины ХIX века» (М., 2005) мною, как научным редактором тома, был поставлен вопрос о правомерности сохранения предыдущей атрибуции и необходимости провести не только искусствоведческую, но и  технологическую экспертизу, чтобы, во-первых, определиться с подлинностью подписи, и, во-вторых, задуматься о подлинном авторстве данного полотна, не связывая некоего «М.Лебедева», подписавшего этот пейзаж, с художником – пейзажистом Михаилом Ивановичем Лебедевым. Это казалось тем более необходимым, что в атрибуции произведений, относимых к творчеству М.И.Лебедева, возникали ошибки и разногласия среди экспертов. Достаточно вспомнить споры вокруг «еще одной Ариччи» из местного собрания, экспертиза которой проводилась несколько лет назад. К сожалению, тогда мнения противников данной атрибуции не были озвучены самими оппонентами и не названы их имена, среди которых выступал и автор данной статьи. Вместе с тем, любая тенденция расширительного толкования возможных авторских признаков является тревожным симптомом утраты научной объективности.

Итак, было проведено тщательное технико-технологическое исследование (эксперты И.Е.Ломизе и Л.И.Гладкова): сделаны рентгенограммы, макросъемка, ультрафиолет, съемка в инфракрасных лучах. Большую сложность представлял анализ подписи: она находится на бугристой поверхности, под толстым слоем лака, имеет общее старение с живописью. На макросъемке видно, что она обводилась. Графика букв существенно отличается от всех известных автографов М.И.Лебедева, подпись выполнена небрежным, дерганым почерком. Кроме того, рядом с подписью и под ней просматриваются кистевые мазки, похожие на буквы. Тем не менее, эксперт (И.Е.Ломизе) считает, то «подпись по сухому с естественным старением является авторской. Авторские подписи могут лежать даже на лаке»  

(протокол атрибуционного совета от 4 ноября 2004 года). По мнению экспертов, «фактурная съемка вещей эталонных и экспертируемой не позволяет дать однозначный ответ об идентичности почерка. В композиционном строе и в цветовом решении есть совпадения. У Лебедева встречаются картины с членением на две части». Кроме того, ни на эталонных работах М.И.Лебедева, ни на экспертируемой работе нет рисунка. «Исследование в МБС дало также неоднозначный результат» (выдержки из протокола атрибуционного совета от 20 октября 2004 года). Однако, на том основании, что М.И.Лебедев не изучен весь, коллеги-технологи не дали однозначного ответа на вопрос об авторстве картины, не подтвердив и не опровергнув авторство М.И.Лебедева (т.е. «за» и «против», по их мнению, уравновешиваются  в соотношении «50х50»). Нужно сказать, что к обсуждению данной проблемы не раз возвращались члены атрибуционного совета галереи. Высказывалось суждение о близости «Итальянского пейзажа» картине М.И.Лебедева из Самарского музея, об адекватности изображенной природы итальянским пейзажам и о возможном исполнении картины в связи с театральными постановками (научным сотрудником Г.Б.Андреевой). Однако приводимые аргументы не выдерживают критики, а что касается любительских театральных увлечений Лебедева, они реализовывались в графических зарисовках театральных персонажей и артистов в театральных костюмах, но никак не в сочинении декораций в живописи или графике. Сомнительно, чтобы художник в декорационном духе сочинил подобный пейзаж, которому, действительно, присуща некоторая умозрительность и театральная постановочность.

И все же, несмотря на столь неопределенные выводы технологической экспертизы, инициатор проведения данной исследовательской работы и ряд коллег придерживались мнения о том, что по пейзажному мотиву, характеру организации пространства, колориту и приемам построения формы «Итальянский пейзаж» не имеет аналогичных признаков в известных работах М.И.Лебедева. По типу изображенной природы он не похож на итальянский вид или на те места, где работал художник: окрестности Петербурга, Дерпта, окрестности Рима и Неаполя. Кроме того, женские фигуры у горного потока одеты в платья, отличающиеся от итальянских традиционных нарядов и похожи, скорее, на восточные одежды. Предполагать, что перед нами сочиненный, «театрализованный» пейзаж, значит удаляться в область неаргументированных фантазий. По своему образованию, по складу художнического мышления, М.И.Лебедев был художником - натуралистом: имея в виду его любовь к конкретности природного мотива, желание передать натуру максимально точно, его пристрастие к деталям, к нюансировке природных форм. О точном, можно сказать, «снайперском» глазе художника свидетельствуют как его рисунки, так и известные пейзажные работы. Лебедев – не «умозрительный» художник, а художник чувственно-тактильного восприятия натуры. Даже в ранних живописных произведениях, при всей упрощенности  способов построения и выявления форм, при сдержанности колористической гаммы и суховатости живописи, присутствует конструктивность, внятность композиционного решения, отчетливость всех предметов, пластичность как целого, так и деталей. Здесь же перед нами – неизвестно откуда текущий водопад, размытые очертания предметов, фигур, бегущая вода написана какими-то «лохматыми», длинными мазками, а камни – цветовыми разводами и беспорядочными жидкими пятнами. В центре композиции – ствол дерева, оплетенный побегами и оттого утративший свою определенность. В то время как М.И.Лебедеву присущи большая пластичность и конструктивность, поскольку он обладал исключительным чувством формы. Ствол дерева для художника – всегда пластически ценный и композиционно значимый элемент, тем более размещенный в центре композиции. «Проваленных» кусков пространства или световых «дырок», вылезающих на первый план, как в данном случае, он не допускает. Пространство у Лебедева всегда развивается в глубину и в прорыве между деревьями ближнего плана обязательно появится или холм, или очертания горы на горизонте. Его манере присущ очень изящный, слоистый мазок, истончающийся на освещенных краях предметов: стволов, фигур, камней. Вместе с тем, художник демонстрирует разнообразие приемов в написании фигур и листвы, ветвей и зеленой травяной массы. Так, листву он пишет более энергичными, короткими ударами кисти. Стремление к конструктивной точности сочетается у него со свободной живописностью в наложении краски, тонкая прорисовка отдельных деталей с фактурной лепкой объемов и лиственной кроны. Причем, первый план, травяной покров он может писать смелыми мазками, не мелочась, фиксируя кистью лишь основные очертания формы, а в изображении деталей дальнего плана виртуозно точно передавать мельчайшие подробности.

Место детали в образной системе художника играло не сопутствующую роль, а являлась существенной составляющей художественного образа. «Намека» на предмет Лебедев не мог себе позволить просто потому, что любил предмет во всей конкретности его формальных признаков, находил красивое и художественное в каждом, самом малейшем движении, изгибе, изменении формы. Если предмет появлялся на плотине, он исполнялся в максимально «информативном», иллюзорном виде. Путь художника, его развитие было направлено на совершенствование той остроты взгляда на натуру, которой изначально отличалось его природное дарование, на достижение большей легкости и свободы в живописной манере.

Дальнейшие изыскания позволили обнаружить в собрании ГРМ этюд с аналогичным пейзажным мотивом. В каталоге 1980 года он значится как «Итальянский пейзаж» М.И.Лебедева (картон, масло, 35,5х45, ГРМ, инв. Ж-3586), поступил в 1921 году из коллекции Маковских, подписи и надписей не имеет. Но в настоящее время специалистами ГРМ авторство М.И.Лебедева поставлено под сомнение. По пейзажному мотиву: дерево с воздушными корнями в центре и два просвета слева и справа, он корреспондирует с исследуемым пейзажем из ГТГ. Причем, по характеру живописи, по использованной основе (грунтованный картон) данное произведение, скорее всего, является натурным этюдом. Но по манере письма он существенно отличается от пейзажа из ГТГ, его живопись грубее, пастознее и ярче по цветовой гамме, здесь очевидно наличие иных творческих задач, чем те, которые ставил перед собой М.И.Лебедев. Погрешности в рисунке и другие особенности исполнения свидетельствуют о любительском характере этюда или о недостатке академической школы у его создателя. При сопоставлении этих двух работ пейзаж из ГТГ представляется композиционной разработкой пейзажного мотива, зафиксированного в этюде из ГРМ. Так, слева вместо фигур мальчиков и пейзажа с берегом моря появился горный поток и фигуры девушек, а справа пейзажный мотив второго плана с башнеобразными строениями заменен на просвет между деревьями с неясным очертанием гор в глубине. Несмотря на невнятность фигур, облик мальчиков (красная шапочка, шаровары), напоминает восточный костюм (как и одежда девушек на пейзаже из ГТГ), возможно крымских татар. Нам не известны примеры использования М.И.Лебедевым чужих композиционных мотивов. Все перечисленное стало дополнительным аргументом против авторства М.И.Лебедева как в том, так и в другом случае.

Произведение подвергалось и перемене в названии, поскольку изображенный пейзаж не похож на итальянский, а костюмы изображенных женщин на одежду итальянок. В результате проведенной работы было принято решение об окончательном отводе от авторства М.И.Лебедева картины «Итальянский пейзаж» и о необходимости изменения ее названия, что и нашло отражение в последнем каталоге ГТГ, где данное произведение значится как: Неизвестный художник. «Пейзаж с мостиком и водопадом». 1840-е годы. Таким образом, мы имеем непростую и крайне любопытную ситуацию, разрешение которой в настоящий момент проблематично: один (чрезвычайно интересный) пейзажный объект и два разных автора.

Данное сообщение ставит целью вновь обратить внимание на систематизацию представлений о творческой манере и специфических приемах М.И.Лебедева, ради избежания вовлечения в круг его эталонных работ сомнительных произведений и произвольного толкования возможных авторских признаков художника, чьи работы неоднократно копировались. В связи с этим считаю необходимым вернуться к упоминавшемуся случаю с атрибуцией «Ариччи близ Рима» несколько лет назад.

С.С.Степанова
Государственная Третьяковская галерея, Москва

 

Партнеры



 

 
 
 
 
 

 




Эксперты-консультанты


Живопись | Графика | Реставрация | 
ДПИ 

Популярные статьи

Контакты

БНТЭ Арт-Лаб
Tел: +38 (044) 2723745
Email: info@art-lab.com.ua

Сайт: www.art-lab.com.ua

 

Время работы : 

понедельник-четверг - с 10.00 до 18.00

пятница - с 10.00 до 17.00

суббота, воскресенье - выходной 

 

Рекомендуется предварительная запись.