Home Статьи Ю.Ю.Клевер. Особенности живописного почерка по материалам исследований отдела научной экспертизы ГТГ

ArtLab

JA slide show

Ю.Ю.Клевер. Особенности живописного почерка по материалам исследований отдела научной экспертизы ГТГ

Имя художника Юлия Юльевича Клевера незаслуженно забыто как тема для научного исследования. Специалисты предпочитают заниматься «художниками первого ряда», считая Ю.Ю.Клевера второстепенным пейзажистом. Нет также юбилейных выставок, «посвященных N-летию художника». В нынешнем справочном издании он «живописец, пейзажист салонно-академического толка… Художественные принципы противоположны передвижникам. Составлял конкуренцию последним и был популярным среди современников». 

В прессе конца прошлого столетия шли дискуссии по поводу его таланта и постоянного перепевания собственных сюжетов, особенно привлекающих публику. Но его картины имели успех не только у любителей, но и у известных ценителей искусства. Павел Михайлович Третьяков, отличающийся по признанию многих особым даром видеть шедевры, в 1880 и 1882 гг. приобрел у Клевера этюд «Еловый лес», воспоминание о поездке художника на остров Нарген (в 25 верстах от Ревеля), «Девственный лес» и «Мелколесье». Это были типично клеверовские пейзажи.

Картины художника ныне не только имеются во многих музейных собраниях, но и пополняют частные коллекции как России, так Европы. На сегодняшний день произведения Ю.Ю.Клевера появляются на художественном рынке и пользуются неизменным спросом, как это было и много лет назад. Все ли они принадлежат его кисти, можно ли, глядя на каждую из них, судить о творчестве художника в целом, где лежит та грань, которая отделяет произведение мастера от творений в его стиле, - все эти вопросы сейчас весьма актуальны. Задача данной работы – обозначить особенности живописного почерка Ю.Ю.Клевера, являющиеся отличительными и помогающие подтвердить или исключить его авторство.

Композиционная четкость, ясность и простота; пространство не раскинувшееся, но собранное на плоскости холста; тонкое чувство света и цвета, умение перенести на холст световоздушную перспективу, отсутствие дотошности в проработке мелких деталей при всем внимании к натуре – вот характерные для живописи Клевера признаки. В борьбе со злыми критиками и завоевании сердец почитателей художнику помогал неизменный талант и хорошая живописная подготовка. В тридцать лет художник добился всего, о чем только можно мечтать: он академик, известен и популярен. Он уже выработал свой неповторимый стиль, свою технику, свою фактуру. С легкостью, присущей талантливой кисти, давались ему зачаровывающие зимние закаты и ночи.

В 1882-1883 годах художник выставлял картины на ставшие надоедать не публике, но критике излюбленные им лесные сюжеты. Художественный рынок наводнен картинами Клевера. Недоброжелатели стали обвинять художника в конъюнктурности. В результате травли художник впал в депрессию. Клевер пытается несколько сменить амплуа и пишет ряд картин с элементами фантастики. Первая на выставке появляется «Красная Шапочка в лесу» (по некоторым сведениям фигура девочки написана А.Н.Новоскольцевым), которую А.Сомов весьма высоко оценил, заметив, что «фигура Красной шапочки написана очень добросовестно, даже, можно сказать, переписана, так как выступает из полотна более, чем следовало бы». Еще одной попыткой воспроизвести на полотне не только пейзаж, но и некое сюжетно-смысловое содержание была картина «Лесной царь» (1887); в ряду картин на сказочные сюжеты – «Лес призраков» (1886). Очевидец творческого процесса отмечает, что Клевер использовал при написании картины сделанные им фотографии.

Художник продолжает искать вдохновения у природы. Следует признать, что в творчестве Ю.Клевера есть работы, подходящие под это определение «пейзаж – портрет с природы». Так он создает картины, пленэрные работы. Из поездок по России и Европе он выносит массу впечатлений и натурных этюдов. Кроме того, делает фотографии заинтересовавших его природных красот и пользуется ими уже при работе в мастерской. Такой принцип работы придает его картинам натурализм, лес на пейзажах приобретает легко узнаваемые черты, ведь это не выдуманные художником сюжеты, как раньше, а реально существующие уголки природы. И художественные критики не оставляют эти перемены в творчестве Клевера незамеченными. А.Сомов упоминает о существовании еще одной картины, которая «по исключительности своего сюжета не подходит под обычные условия пейзажа, и достоинство ее состоит в правдоподобной передаче трудноуловимых эффектов иллюминационных огней, которые превращают природу в какую-то фантасмагорию, мало привычную для глаза и потому не действующую на наше чувство так глубоко, как близко знакомые нам эффекты натуры». Это картина «Иллюминация Московского Кремля в день священного коронования Их Императорских Величеств». Он пишет об эскизе картины: «Справедливость требует сказать, что удачным исполнением этого эскиза г. Клевер отчасти обязан своему другу, молодому живописцу О.Гофману, которому принадлежат в «Кремлевской иллюминации» фигуры и экипажи первого плана».

Итак, по свидетельству современников, Клевер пользовался помощью других художников в написании фигур людей, лошадей первого плана. Но этим он не ограничивался и сам признавался, что одно время даже брал художников «со стороны», чтобы те писали подмалевки для его картин, дабы ускорить процесс написания и увеличить количество продаж. «Клевер кое-как проходил эти подмалевки, сдавал их заказчикам. Ему работали Писемский, Ризниченко и пр.». Эта практика была полностью изжита Клевером в 1900-х годах: «Теперь я на пистолетный выстрел не подпускаю никого к своим картинам». Круг художников, работавших в мастерской Клевера, точно не определен, кроме двух выше упомянутых фамилий, можно назвать еще Н.Оболенского, писавшего пейзажи в стиле Клевера, другие же остаются неизвестными. Кроме того, Ю.Ю.Клевер имел учеников, среди которых были его брат Константин (впоследствии – Клевер-Московский), сыновья Юлий и Оскар и дочь Мария. На одной из работ Ю.Ю.Клевера есть дарственная надпись: «На память дарю Мише Янкову как любимому моему ученику», по справочной литературе удалось обнаружить только одного М.Д.Янкова (1887 - не ранее 1951), работавшего в жанре натюрморта и пейзажа. Известно, что А.А.Гирв также учился у Клевера старшего.

Выявленные с помощью технико-технологических исследований особенности живописного почерка художника позволяют определить, действительно ли принадлежит картина, подписанная «Юлій Клеверъ», кисти этого художника.

Прежде всего, следует отметить, что живописный почерк Клевера, его индивидуальные приемы, выработанные в начале творческого пути и имевшие успех и широкое признание зрителей, были закреплены на протяжении всего творческого пути и практически не претерпевали изменений. В данном случае можно провести аналогию с самым известным маринистом – Айвазовским, который не изменял раз и навсегда установленным для себя правилам. Однако нельзя полагать, что художник закостенел в изображении лесных закатных пейзажей, одинаковых в колорите и близких по композиции, что ему был абсолютно чужд творческий поиск. Почерк художника прочитывается как в типичных для его художественной деятельности лесных пейзажах, так и в морских, как в работах небольшого формата, так и в масштабных полотнах; как в постановочных произведениях, так и в натурных работах.

Как правило, Ю.Ю.Клевер использует в качестве основы для своих призведений холсты. Наиболее любимы художником редкие холсты полотняного плетения (1х1). На таких холстах написано подавляющее большинство его пейзажей. Встречаются также плотные, мелкозернистые холсты. Фабричный однослойный грунт белого или белого с оттенком слоновой кости встречается наиболее часто. В редких случаях – работы пленэрного типа написаны на картоне. Мне посчастливилось увидеть пейзаж с изображением берега пруда, заросшего осокой и кувшинками, исполненный на глади зеркала, и маленький натюрморт – на деревянной палитре; и то и другое было написано по основе без грунта.

Ю.Ю.Клевер, как типичный представитель академической школы живописи, достаточно внимания уделяет рисунку, который выстраивает композицию картины.Им намечаются не только основные формы и объемы, перспектива, но и такие довольно мелкие детали как, например, домики вдали, ветви деревьев и стволы леса дальнего плана. Рисунок, несмотря на его подробность, на картинах Клевера увидеть весьма трудно, так как он скрыт под слоями подмалевка и последующей живописи. Художнику уже на первых этапах работы над картиной нет необходимости оставлять рисунок видимым глазу, так как основные детали решены в цвете и разграничены в полупрозрачном подмалевке. Также затрудняет прочтение рисунка то, что он выполняется обачно сыпучим материалом (типа угля) и частично «размывается» при первичных касаниях кисти с краской.

Подмалевок в картинах Клевера играет очень важную роль, выполненный впритирку и не скрывающий характер холста или грунта, он очень тонок и на участках потертостей красочного слоя по узлам холста практически не виден. Он разрабатывается тонально и в цвете, активно включается в колорит картины, почти не перекрывается повторными прописками на довольно обширных участках изображения воды, крон деревьев второго плана, гуще леса. Как правило, близок по колориту красочному слою, цвет его всегда зависит от выбора изобразительного мотива. Например, «классические» клеверовские лесные пейзажи построены по общей схеме подмалевка: повторяется его зелено-оливковый тон на участках переднего плана и зеленой массы крон деревьев, коричнево-оливковый на изображении воды, горячий коричнево-вишневый под живописью избушек и земляных откосов, оранжево-розовый вокруг изображения заходящего солнца. Однако в живописном наследии художника встречаются нетипичные для привычного взгляда произведения, как по выбору мотива, так и по колористическому решению. Это морские пейзажи, где художника привлекает, как и в прочих работах, впечатление от стихии моря, эффект светила, не поглощенного бурей и освещающего вздыбленные гребни волн. Клевер сохраняет и в маринах свое пристрастие к типичным оттенкам подмалевков, используемых при изображении лесных пейзажей.

Обращает на себя внимание тональное богатство паст при их простых замесах со стандартным набором пигментных включений: красочные пасты имеют набор черных, вишневых, оранжевых, белых и коричневых включений в различных вариациях (салатовый: черные, красновато-оранжевые, вишневые; рыжий: черные, оранжевые малочисленные; серый: мелкие черные; сиреневый: черные, вишневые, красно-оранжевые крупные; серо-розовый: много вишневых, черные, белые). Замесы красок просты, перетир тонкий. Характерные для Клевера красочные смеси: коричневато-желтая с голубой; серая с синей: желтая с зеленой; оранжевая, приглушенная голубая с серой; розовая с голубой в разбеле.

Художник берет кисти как мягкие, так и жесткие малого и среднего размера; даже на больших полотнах он остается верен небольшим кистям. В живописи тонких веточек, травинок переднего плана используются тонкие кисти с большим количеством вязкой красочной массы, наносимой на просохший нижележащий слой без нажима, в результате чего образуются своеобразные прерывистые протяжки. При изображении листвы тонких деревьев и кустов переднего плана используется прием коротких мазков торцом кисти небольшого размера, так, что сквозь листву видна трава.

Фактура живописных произведений Ю.Клевера открыта для прочтения и необыкновенно разнообразна. Она варьируется от тонкой. Почти лессировочной живописи, написанной мягкой кистью жидкой пастой с большим количеством разбавителя на участках безоблачного неба, поверхности воды, откосах земли, листвы молодых деревьев дальнего плана до плотных слоев с отчетливо читаемыми следами жесткой щетинной кисти в густой красочной пасте. Живопись тонкослойна на темных участках и наиболее фактурна в светах, особенно выделяются по нагруженности красочной пастой диски солнца или луны и прилежащие к ним облака, световые рефлексы на воде и стволах деревьев.

Особое внимание художник уделяет фактуропостроению предметов первого плана. Стволы переднего плана с разнообразной фактурной разработкой. Кроме богатой красочной палитры в написании коры деревьев присутствует все мастерство художника, все фантазия и изобретательность в изображении живописными средствами строения коры стволов вековых исполинов: здесь на тонкий подмалевок, рядом с мягкими прописками тени, кисть кладет плотные короткие мазки близких по тону, разных по цвету красок поперек стволов. Освещенная часть ствола имеет наиболее выраженную фактуру, в том числе, протяжки на световых бликах по краю стволов. Свойственный художнику прием процарапывания черенком кисти по сырому красочному слою хорошо также отображается на рентгеновских снимках. Например, в морских пейзажах на изображении морских волн, в лесных – на стволах деревьев.

Рентгенограммы позволяют разобраться в построении художником живописи картины, увидеть авторские изменения в композиции, наличие повторно использованного холста. Анализ рентгенограмм позволяет выявить ряд авторских приемов, определенный набор которых является неизменным, что можно проследить на рентгеновских снимках произведений, относящихся к разным периодам творчества художника. Рентгенограммы картин Клевера обладают хорошей читаемостью, почти лишены тональных градаций, выглядят наполненными, хорошо прослеживаются детали, благодаря чему можно судить об индивидуальности почерка художника.

Изображение неба строится характерными легкими протяженными мазками и с сильным нажимом кисти, наполненной краской, с изгибом – в облаках. Вода – намечены лишь световые акценты, стволы – пастозные поперечные мазки, моделирующие форму в сочетании с ярко выраженными световыми бликами (результат большого включения белил). Солнце или луна, как правило, выполнены наиболее корпусно. Но весьма любопытная деталь: характер кракелюра на их изображении почти всегда одинаков: крупный, хорошо читаемый. Важный момент – выраженная граница касания предметов: стволов и пространства, неба и крон деревьев, неба и светила. Очень характерные особенности почерка Клевера – наличие темных контуров стволов больших деревьев первого плана, отделяющих изображение дерева от изображения фона и группы корпусных, тонких прерывающихся мазков – блика света вдоль ствола.

Фигуры людей на рентгенограммах Клевера прослеживаются нечетко, так как они бывают написаны жидко поверх законченного пейзажа, возможно заметить только наиболее нагруженные мазки с большим содержанием белил.

Рентгенограммы дают возможность проследить многослойное письмо, которым пользуется художник. Хорошо видна разница в плотности подмалевка и завершающих нагруженных белилами мазков в светах предметов, в их светотеневом наполнении. Например, мазочки с равномерным распределением краски по поверхности, с характерными протяжками типичны для среднего слоя картины, который лежит на подмалевке и под верхними корпусными мазками.

Особенности рентгеновского изображения картин Клевера весьма наглядны и легко воспринимаются даже неподготовленным глазом, поэтому зачастую нет смысла в детализированном анализе рентгенограмм при определении авторства.

Как правило, все картины Клевера имеют подпись, на большинстве произведений проставлены даты. Художник, как и Айвазовский, не мог выпустить из мастерской ни одной неподписанной им вещи. Этюдные работы могут иметь автограф художника на обороте основы. Подписи выполняются художником каллиграфическим почерком кириллицей (или латиницей в период его зарубежного творчества) в нижних углах холста. Написание даты возможно как рядом с подписью, под ней или в другом углу картины. Встречаются написанные кистью или прочерченные черенком кисти по слою не успевшей затвердеть краски и даже вмятые в живопись жесткой кистью с минимумом контрастной краски.

Как мы видим, однообразия как такового, в котором пытались упрекать Ю.Ю.Клевера, в его живописи не существует. Он пишет десятки картин, находит множество мотивов для пейзажных композиций. Творческие пристрастия Ю.Ю.Клевера не замыкаются на изображении только закатных видов, круг его сюжетов был довольно разнообразен: от пейзажей до натюрмортов и даже портретов. При всей материальности и реалистичности пейзажи имеют налет фантазийности, заключающийся в особенном умении автора выявить роль освещения. При всем разнообразии, они несут на себе отпечаток индивидуального почерка мастера, его манеры и стиля.

Очень хочется вспомнить об этом художнике именно сейчас, когда возрождается интерес к пейзажной живописи, когда всякий мечтает украсить свой дом пейзажем – старинным или современным – по своему вкусу. Так как по известной аксиоме спрос рождает предложение, картины Клевера вновь стали востребованными, на антикварном рынке появляются полотна, которые претендуют на имя художника. Во многих музеях также присутствуют полотна, подписанные его именем. Клевер был признанным и популярным, очень плодовитым мастером, имел необыкновенно много откровенных подражателей и тайных копиистов. Поэтому среди картин с подписью «Ю.Клеверъ» могут встречаться и самостоятельные работы, написанные «в духе Клевера» его современниками, учениками, по впоследствии получившие его подпись; и вполне вероятные – как результат популярности – копии с его многочисленных произведений, подделки того времени и современные фальсификации, исполненные с различным уровнем мастерства. В связи с этим необходимо будет разграничить все вышеперечисленное и подлинные картины Клевера, что осложняется задачей разобраться в творчестве самого художника, из-под кисти которого выходили как произведения высокого художественного значения, так и работы, рассчитанные на массового покупателя.

И.В.Рустамова
Государственная Третьяковская галерея, Москва

 

Партнеры



 

 
 
 
 
 

 




Эксперты-консультанты


Живопись | Графика | Реставрация | 
ДПИ 

Популярные статьи

Контакты

БНТЭ Арт-Лаб
Tел: +38 (044) 2723745
Email: info@art-lab.com.ua

Сайт: www.art-lab.com.ua

 

Время работы : 

понедельник-четверг - с 10.00 до 18.00

пятница - с 10.00 до 17.00

суббота, воскресенье - выходной 

 

Рекомендуется предварительная запись.