Home Статьи Ищем автора (О двух морских пейзажах, ошибочно приписанных А.П.Боголюбову)

ArtLab

JA slide show

Ищем автора (О двух морских пейзажах, ошибочно приписанных А.П.Боголюбову)

В 1999 году в Русский музей поступил на исследование пейзаж с названием «Барки в Нормандии». Среднего размера холст (30,3х50,6) справа внизу имел надпись: «А.Боголюбовъ», как оказалось – фальшивую: под микроскопом было видно, что краска подписи перекрывает кракелюр. Как известно, наличие фальшивой подписи не означает неподлинности самой картины. Ее владелец считал, что подпись появилась при продаже двух парных марин, только одна из которых была подписана. Куда подевалась эта парная, вторая картина, тогда осталось неизвестно.

   Технологическое исследование картины показало, что по использованным художественным материалам она может быть датирована примерно серединой XIX века. Высокие художественные достоинства живописи позволяли надеяться, что авторство А.Боголюбова при сравнении с эталонами подтвердится. Однако некоторые особенности техники и технологии живописи настораживали. Так, белый масляный грунт с серовато-бежевым оттенком состоял из смеси гипса (а не мела!) и свинцовых белил; значительная толщина грунта при довольно тонком холсте привела к образованию жесткого кракелюра с приподнятыми краями (фактура холста совершенно скрыта грунтом). Хрупкий грунт крошился на ветхих кромках, и, судя по тыльной стороне перегоревшего холста с отпечатком кракелюра, картина требовала немедленного дублирования. При этом тонкий красочный слой был хорошо связан с грунтом и не имел практически никаких записей. Техника безфактурной масляной живописи в картине была близка акварельной.

   Всех этих вышеперечисленных особенностей в работах Боголюбова из собрания Русского музея не было. Пока картина находилась в реставрации, мы продолжали изучать работы нашего русского мариниста, который большую часть жизни прожил за границей. Известно, что «ранний» Боголюбов увлекался творчеством многих художников, в том числе и таких разных, как П.Марилья и А.Ахенбах, У.Тернер и Дж.Рейнольдс, копировал их и подражал им. В поисках аналогов нашей исследуемой марине мы пересмотрели множество произведений разных школ, надеясь найти картину, которая послужила образцом для копирования.

   Правда, никаких признаков копийности в нашей картине не удалось обнаружить. Едва видимый в инфракрасной области спектра свободный подготовительный рисунок имел легкий эскизный характер, намечающий лишь основные линии пейзажа. Рисунок Боголюбова всегда более подробен и хорошо заметен. «Акварельная» техника масляной живописи также не встречается в картинах нашего художника: хорошо выраженная фактура боголюбовских работ – их главный атрибуционный признак.

   Яркий, несколько «пережаренный» колорит исследуемого пейзажа также вступил в противоречие с обычно сдержанной палитрой Боголюбова. Все же нашлась одна картина художника наиболее близкая по композиции и колориту исследуемой. Этот небольшой пейзаж «Взморье», хранящийся в Третьяковской галерее, подписан и датирован художником 1854 годом. Нужно было лично убедиться в его подлинности и для этого съездить в ГТГ. Коллеги любезно предоставили мне возможность исследовать ее. Она была рентгенографирована, изучена под микроскопом и в инфракрасной области спектра. Несмотря на то, что эта марина явно имеет видимые признаки увлечения Тернером, в ней уже хорошо выражены все индивидуальные признаки боголюбовской кисти.

   Динамичная фактура живописи третьяковской картины, ее романтический колорит хорошо передают «ветреность» погоды, бурную смену состояния неба и моря и даже влажность морского воздуха. Конечно, нет никаких оснований считать этот пейзаж, написанный быстро и свежо, копией с какой-то тернеровской марины, но дух английского романтизма в ней присутствует явно. Таким образом, рассмотрев все «за» и «против» авторства Боголюбова в отношении картины «Барки в Нормандии», мы пришли к выводу, что автор ее – другой художник.

   Впервые посетив Англию в 1849 году (еще будучи моряком), Боголюбов специально ездил в Лондон в Национальную галерею, где увидел Лоуренса, Тернера, Констебля, Рейнольдса и других английских мастеров. Тернер был ему особенно интересен: «Все в нем, было конечно, ложным, да и перспектива сильно хромала, но гармония красок навсегда запала в мою башку». «Свежесть колорита красок Рейнольдса и кипучий блеск пейзажей Тернера на меня очень подействовали».

   Между тем, пока исследуемое произведение, снятое с подрамника, находилось на рабочем столе реставратора, мы изучали этот самый несомненно авторский подрамник. На верхней планке его была явно зачищена какая-то надпись. В косом свете были заметны вдавленности от сильного нажима карандаша. На снимке в инфракрасной области спектра стало заметно, что надпись сделана латиницей и, скорее всего, свинцовым карандашом. Начальную часть надписи удалось довольно быстро прочитать: «Old Pier of Kidwelly» (то есть – «старая гавань» (пирс, пристань) в Кидвелли). Кидвелли – местечко на западном побережье Англии (Уэльс) вблизи Бристоля, с древним замком и портом. Мы списались с председателем Исторического общества Кидвелли Джеффом Мэнзелом (ныне, увы, покойным) и он ответил нам, что многие художники посещали Кидвелли в XIX веке и писали его живописные окрестности. Другой знаток местных достопримечательностей Дейв Саттон – бывший секретарь исторического общества, посмотрев снимок с нашей картины, написал нам, что, скорее всего изображена маленькая деревня Ферри-сайд рядом с Кидвелли и что там действительно работали многие художники, включая и Тернера.

   Итак, последняя точка в деле об авторстве Боголюбова поставлена, т.к. он никогда не бывал в этих местах и название картины «Барки в Нормандии» надо изменить на авторское: «Старая пристань в Кидвелли».

   Вполне осознавая, что мы вторгаемся на чужую территорию не русского, а английского искусства первой половины XIX века, мы, тем не менее, продолжали поиски автора. Дело в том, что в надписи на подрамнике после слова «Kidwelly» несколько ниже с большой буквы было другое, претендовавшее на фамилию, которую можно было предположительно прочитать как «Морли». Конечно, мы обратились за консультацией в Эрмитаж и оказалось, что английская пейзажная живопись представлена там очень слабо, а великих имен типа Р.П.Бонингтона, Дж.Констебля или Тернера нет вообще. Но, ни в одном из словарей не нашлось и подходящего по времени художника с такой фамилией.

   Наша картина, снимок которой я везде носила с собой, очень нравилась, но конкретного ответа никто не давал. Моя короткая поездка в Англию, где я консультировалась со специалистами в музее Виктории и Альберта, ничего нового не дала, т.к. я не попала в галерею Тейт. Кроме того, незнание языка, общение через переводчика, не владевшего специальной терминологией, сильно осложняло задачу, да и картина была не музейная. Я приуныла…

   И вот совершенно случайно, уже работая по другой теме, с другой картиной, я увидела в альбоме «Алексей Боголюбов» (М. Белый город. 2006. ил. 55) двойника моей марине. С трепетом я нашла в каталоге ее местонахождение и размеры: картина принадлежала музею изобразительных искусств республики Карелия (Петрозаводск) и имела те же размеры 30,5х50,6 (Ж-347). Точно, эта была та самая вторая картина – парная первой, о которой говорил мне владелец. Она называлась в каталоге «Острова Сен-Маркуф около Северной Нормандии» и имела подпись «А.Боголюбовъ. о. Сен-Маркуф». Картина поступила в Петрозаводский музей в 1999 (?) году от некоего Шмидта и в отличие от первой, написанной на холсте, ее основой было указано дерево. Конечно, надо было просить картину для исследования. Мы обратились с просьбой об этом к дирекции Карельского музея и получили согласие. Ирина Николаевна Куспак – заместитель директора по научной работе лично привезла пейзаж в Русский музей. Мы попросили также владельца первой марины предоставить ее для сравнения и поставили их рядом. Сомнений не было: картины написаны одной рукой и так похожи, что сначала была не очень понятна задача художника. Присмотревшись, мы увидели, что на одной изображено утро, а на другой – вечер; их можно назвать «Прилив» и «Отлив» или «Рассвет» и «Закат».

   Исследование второй картины показало, что она написана не на дереве, а на прессованном тряпичном картоне 3 мм толщиной. Состав грунта и его связующее, судя по характеру жесткого кракелюра с приподнятыми краями, аналогичен таковым в первой картине. Подпись «А.Боголюбовъ» и надпись «Сен-Маркуф» также оказались фальшивыми. С тыльной стороны картона была тщательно удалена большая наклейка, а надпись латиницей соскоблена и закрашена. Техника живописи, набор пигментов, характер подготовительного рисунка полностью соответствовали первому пейзажу и позволяли считать их произведениями английского художника первой половины – середины XIX века. Если первая картина имеет авторское название «Старая пристань в Кидвелли», то вторую можно назвать «На закате в Кидвелли».

   Но расшифровать подпись полностью никак не удавалось… Уверенно можно было прочитать только «Morl». Да и подпись ли это? Если же это надпись, то что она означает? Уточнение места? Имя владельца? А вдруг это просто-напросто «Morning»! Ведь на картине № 1 изображено утро…

   В глубине души с самого начала я была уверен, что картины восхода и заката в Кидвелли написаны Джозефом Уильямом Тернером (1775-1851) – этим британским гением, которого я знала только по иллюстрациям. Во-первых, он там бывал (и где он только не бывал!). Во-вторых, обе картины не подписаны, что тоже характерно для Тернера. В-третьих, колорит картины, набор пигментов и сам выбор мотива типичны для него. Он очень любил рисовать восходы и закаты; известны также серии Тернера: «Реки Англии», «Замки Англии», «Порты Англии». В Интернете вместе со словом «Кидвелли» сразу появляется имя Тернера. Наконец, техника живописи маслом, близкая акварельной и качество ее, на мой взгляд, никак не противоречили его авторству. Прочитав все возможные книги о Тернере на русском языке, я усадила мужа за перевод фундаментального труда Джойса Таунсенда «Техника живописи Тернера» и не нашла никаких противоречий своей гипотезе.

   Наконец, посмотрев выставку Тернера в ГМИИ в 2009 году, я решилась обратиться к куратору этой выставки И.Уоррелу, сотруднику галереи Тейт, в которой хранится почти «весь Тернер». И он ответил мне, что наши картины написаны кем-то, кто знаком с типом британского ландшафта, разработанным Тернером и его последователями в 1820-х и 1830-х годах.

   Мечта об авторстве Тернера постепенно таяла. В запасе оставался последний ход: нужно было ехать в Бристоль, а там и в Кидвелли и на месте продолжать поиски. Увы, самой мне попасть туда не пришлось.

   Джозеф Хорлор (1809-1887) (Joseph Horlor) специализировался по прибрежным сценам в Девоне и Корнуолле. Вначале он работал в Бате, а потом перебрался со своей мастерской в Бристоль. Его небольшие картины характерны по палитре и свободному, живому стилю. Он всегда изображал местные пейзажи и викторианские сцены на берегу моря.

   Тринадцать своих работ он выставлял в 1834-1866 годах в Британском институте и десять – на Саффолк-Стрит в Лондоне. В Бристольском музее есть три его картины, две из которых «Виды реки Эйвон» - парные. Еще одну пару его картин можно увидеть в Интернете: это «Hauling the Nets» («Вытаскивают сети») и «Fishermen on the Coast» («Рыбаки на берегу»). Они имеют в точности те же размеры, что и наша пара: 30,5х50,8.

   Оуэн Харрис из Кидвелли – знаток местных достопримечательностей, краевед, показал, как изменялся с течением времени ландшафт местности и прибрежной полосы, изображенный на наших картинах. Оказалось, что эти романтические парусники – простые «углевозы». В Кидвелли на протяжении веков добывали уголь, и сегодня там в качестве музейного «экспоната» можно увидеть старинную угольную шахту.

   Вернувшись к надписи на нашей первой картине, мы убедились, что Джулия Карвер не ошиблась: в действительности надпись читалась как «JHorlor» (буквыJ и Н соединены), а дата «62».

   Хорошего качества воспроизведений картин Хорлора не так много. Например, два парных пейзажа были опубликованы на сайте аукциона в Бристоле. Но настоящим подарком явилась только что обнаруженная подписная марина, дешево продававшаяся на летнем аукционе 2012 года в Оксфорде. Она такого же размера, как и наши две картины и их настоящий близнец по сюжету и колориту. Боюсь, что она была куплена для того, чтобы превратиться в очередного Боголюбова.

   Так закончилась, наконец, эта десятилетняя эпопея, благодаря которой я узнала много нового и познакомилась с замечательно интересными людьми, имена некоторых из них прозвучали в тексте. Я сердечно благодарю Е.М.Саватееву, В.И.Кисина, Дж.Карвер, О.Харриса и И.Уоррела за большую помощь и поддержку в этой работе.

 

                                          С.В.Римская-Корсакова

                         Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

 

 

Партнеры



 

 
 
 
 
 

 




Эксперты-консультанты


Живопись | Графика | Реставрация | 
ДПИ 

Популярные статьи

Контакты

БНТЭ Арт-Лаб
Tел: +38 (044) 2723745
Email: info@art-lab.com.ua

Сайт: www.art-lab.com.ua

 

Время работы : 

понедельник-четверг - с 10.00 до 18.00

пятница - с 10.00 до 17.00

суббота, воскресенье - выходной 

 

Рекомендуется предварительная запись.